Stolica.ru
Реклама в Интернет

     
СЕГОДНЯ

Кузнецова М.А.

 

Яблоки Идуны

 
 
 И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в по-
 ле]. И когда они были в поле, восстал Каин на
 Авеля, брата своего, и убил его.
 И так же Локи по приказу богов поступил со своим
 братом Бюлейстом. Локи не был человеком; но в
 глубине своей нечеловеческой души он страдал и
  мучился так же, как мы, люди.
 Если не больше.
 (Первый список Библии на старонорвежском языке,
 датируемый приблизительно началом XI века, обна-
 ружен в 1896 г. в Осло, Бытие 5:8)

 

 
  Кузнецова М.А.

Яблоки Идуны



И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в по-
ле]. И когда они были в поле, восстал Каин на
Авеля, брата своего, и убил его.
И так же Локи по приказу богов поступил со своим
братом Бюлейстом. Локи не был человеком; но в
глубине своей нечеловеческой души он страдал и
мучился так же, как мы, люди.
Если не больше.
(Первый список Библии на старонорвежском языке,
датируемый приблизительно началом XI века, обна-
ружен в 1896 г. в Осло, Бытие 5:8)


В этом году весна была поздней. Свен смотрел на улицу сквозь мутное окно, прорезанное высоко в стене его комнаты и больше похожее на бойницу. Неторопливый
величественный танец тяжелых, рыхлых снежинок, несущихся в воздухе, невольно за-
вораживал. "Апрель заканчивается", думал Свен. - "Пора бы уже теплу быть, по-
ра...". Снег, словно в ответ на его мысли, повалил мокрыми тяжелыми хлопьями, за-
теняя скупой свет северного дня. Он отвернулся от окна, не желая видеть, как
день угаснет окончательно.
Свен Ильвинг лежал в небольшом закутке главного зала дома, принадлежавшего
Скульду Гангнрадссону(1). Свен и вправду походил на молодого волка (2). Светлые волосы
плотным шлемом облегали его голову. Во взгляде серо - стальных волчьих глаз и в
стремительных движениях была неукротимость хищника. Свен был не из датских, а из
норвежских Ильвингов, многочисленного рода, известного своей смекалкой и храбро-
стью так же, как и бедностью. Он был одним из викингов галогаландского ярла
Хальвдана. Свен был викингом, то есть воином и в равной мере торговцем. Он мог
неделю не есть и не спать и без устали грести на драккаре. Но сейчас Свен болез-
ненно мерз и кутался в меха, словно какой-нибудь дряхлый старец или беременная
женщина. Три дня назад раненый Свен постучался в ворота этого дома. Он заблудил-
ся в горах и окончательно перестал понимать, где находится. В тот момент Свен не
поручился бы, родная ли это Норвегия, или, может быть, даже Англия. Против опа-
сений, он был радушно принят. Прием же, оказанный ему и его товарищам, когда
Свен первый раз ступил на эту землю, трудно было назвать хотя бы дружелюбным.
Их добрая боевая ладья, драккар в три дюжины весел с черным драконом на
носу, возвращался с далекого юга. Рейд прошел удачно. Рабы, всегдашний ходовой
товар, спрос на которых все повышался - о, на юге не хотели ни роскошных песцо-
вых, лисьих, наконец, ни собольих шкурок, ни шерсти, ни эля, только рабов! - бы-
ли удачно сбыты с рук и обменяны на заморские товары, роскошные тонкие ткани,
вина, пряности и многое другое, но все они остались на морском дне. Выйдя из
жестокого шторма у неизвестных берегов, драккар напоролся на риф. Свену и многим
другим удалось спастись. Но поджидавшие их на берегу вооруженные косматые люди
вступили в бой безо всяких объяснений. Свена ударили по голове плашмя тяжелым
мечом. Падая, он неожиданно услышал громкое ржание невидимой лошади. Его со
страшной силой потянуло вверх. Когда Свен открыл глаза, то с удивлением обнару-
жил себя сидящим на огромной белой лошади лицом к хвосту. Некоторое время он ту-
по смотрел на мощные крылья лошади. Они мерно и ритмично вздымались в такт дикой
и величественной песне, которую пел второй всадник. Точнее, всадница.
Валькирия - а это несомненно была она, - оказалась крепкого сложения девой
в доспехах с серебряной насечкой, сиявших в солнечных лучах так, что глазам было
больно. Ее светлые волосы мягкими волнами струились из-под высокого шлема с
гребнем, словно серебряный водопад. Валькирия увидела, что Свен очнулся, прерва-
ла свою песню и улыбнулась ему. Сердце Свена сладко сжалось. Ни говоря ни слова,
она медленно наклонилась к нему, чтобы поцеловать. У Свена закружилась голова.
Валькирия уже почти коснулась его губ, как вдруг раздался громоподобный раскат
небесного рога. Валькирия отпрянула от викинга и столкнула Свена со своей лоша-
ди. Валькирия звонко крикнула ему вслед: "Не грусти, малыш! Сейчас Один зовет
меня, но мы с тобой все равно скоро свидимся!". Хоть воздух и свистел у Свена в
ушах, ее насмешливый и мягкий голос прозвучал для него громче небесного рога
Одина.
Очнулся Свен на берегу, среди мертвых тел товарищей и врагов. Он долго ле-
жал неподвижно, не в силах в то, что остался в живых - настолько Свен был оше-
ломлен видением. Лицо как-то странно ныло. Скулы сводило, словно от зубной боли.
Проведя рукой по лицу, Свен некоторое время тупо смотрел на кровавый след, ос-
тавшийся на ладони. Очевидно, при падении Свен оцарапал щеку о стремена небесно-
го коня. Викинг криво усмехнулся. Не так давно ему довелось слышать проповедь
христианского священника. Тот с пеной у рта утверждал и доказывал, что нет ни
валькирий, ни Одина, ни прочих богов, а есть лишь единственный бог Христос, сми-
ренный и кроткий... Наконец пронизывающий холод заставил Свена подняться.
Двигаясь, как во сне, он собрал остатки выброшенного на берег товара. Ло-
шадь одного из убитых нападавших металась среди трупов и громко ржала. Тело уби-
того всадника запуталось в стременах, и она была не в силах освободиться от не-
го. Больше живых существ, как убедился Свен, на берегу не было. Это окончательно
убедило его в истинности того, что он видел. Свен свистом подозвал лошадь и рас-
путал ее. Затем викинг сгрузил товары на лошадь и взгромоздился сам, дрожа от
слабости и сильной потери крови.
Впрочем, стараниями Скульда рана на голове Свена затянулась. Но дух викин-
га был ранен гораздо тяжелее. Каждую ночь Свен видел во сне прекрасную всадницу,
недостижимую и манящую, кричал и метался во сне. Гангнрадссон опасался, что это
горячка, вызванная попавшей в рану землей и грязью, и использовал все ему из-
вестные травы и приемы против нее. Но Свен знал, что здесь дело не в этом.
Скульду он не рассказал о своем видении.
Сейчас Свен уныло рассматривал главный зал, тускло освещенный парой факе-
лов на стенах. Если Скульд всей своей полной и обманчиво мягкой фигурой и по-
вадками напоминал не зажиточного фермера, которым и был, а умудренного многочис-
ленными интригами королевского советника, то дом, принадлежавший ему, действи-
тельно был домом крепкого хозяина. Длинный широкий стол, лавки, покрытые одеяла-
ми, большой, грубо сложенный камин, сейчас не горевший, но уже набитый дровами
для вечерней топки, сундук около него, на котором лежали гусли хозяина дома (пел
он, как успел убедиться Свен, замечательно), да край тяжелого косяка, - вот и
вся обстановка, открывавшаяся его взору через проем, ведущий в его комнатку.
"Лучше бы она забрала меня", в который раз подумал Свен. Жалобное ржание коня у
ворот отвлекло его мрачных мыслей. Выглянув в окно, он с удивлением воззрился на
огромного белого крылатого коня с серебряной гривой. Конь шатался от усталости,
словно человек. Великолепные ноги коня были по колено в липкой весенней грязи.
Но седока в богато отделанном седле с высокой передней лукой не было. Откуда-то
ловко и бесшумно выскользнул хозяин дома. Свен узнал его по льняной ленте, кото-
рой Скульд перехватывал надо лбом свои роскошные кудри.
- Где же твоя храбрая всадница? - изумленно воскликнул Скульд, открыв
дверь. Конь в ответ снова печально заржал и просяще мотнул роскошной гривой. -
Ну что ж, пойдем, ты заслужил отдых.
Не пожалев чудесные домашние туфли из дубленой кожи и новые коричневые
шерстяные штаны, Скульд поспешно накинул свой кожаный жилет и вышел во двор,
представлявший собой в тот вечер грязную кашу из снега и раскисшей глины, чтобы
отвести коня в свою конюшню.
Вернувшись в залу, Скульд сел за стол, сложив руки перед собой и перепле-
тя пальцы. Блики от факела часто-часто задрожали на толстой золотой цепи, кото-
рую хозяин носил на шее, и на дорогих кольцах, украшавших его пальцы. Хозяин
учащенно дышал, словно скрылся от беспощадной погони. Можно было подумать, что
он просто трясется от страха. Лицо у Скульда было такое напряженное, что Свен
встревожился.
Спустя недолгое в дверь постучали, но так слабо, словно это стучался
трехлетний ребенок. Скульд поспешно отворил ее. Бесчувственное тело медленно
сползло к его ногам. Хозяин ловко схватил его подмышки и перенес на покрытую
резьбой высокую скамью около стола. Зловеще загремели по полу железные набивки
на каблуках мягких сапог неожиданного гостя. Над его роскошным пурпурным плащом
с неярко блеснувшей золотой фибулой метель потрудилась от души, превратив его в
жалкую мокрую тряпку. Это был невысокий мужчина изящного, даже хрупкого телосло-
жения, весь залепленный снегом и грязью - на улице к вечеру разыгралась настоя-
щая метель. Будучи извлеченными на свет из-под маски льда и грязи, черты его ли-
ца удивили редкостной красотой. Ни меч, ни кулак, ни время, ни пороки еще не ос-
тавили своего неизбежного отпечатка на этой светлой коже. Золотом и серебром
сверкнули шея и запястья, на взгляд Свена, слишком тонкие для настоящего воина.
По всему пришельца можно было принять за юного принца, который еще ни разу не
бывал в настоящей сече. Хозяин влил в него полпинты эля, в ответ он слабо засто-
нал. Свен поднялся было, чтобы помочь хозяину, хлопотавшему вокруг раненного.
Тот, придя в себя, тихо произнес:
- Браги... (3)
- Бальдр(4), что случилось? - откликнулся тот. - Где Идун(5) и Гейр (6)? Ее конь
только что прибрел к моему дому с пустым седлом!
У Свена подкосились ноги. Он сел обратно, прислушиваясь к удивительному
разговору. Хозяин меж тем достал из сундука, стоявшего около камина, чистую
сухую одежду и протянул пришедшему. Тот быстро начал переодеваться, попутно по-
ясняя:
- Неподалеку от Бильреста (7), в пограничной долине, - знаешь, той, заросшей
маками, на нас напал великан, и забросал выход из долины камнями. Гейр вступила
в схватку, и я их потерял. Пыль до неба столбом стояла! Я сбился с пути и брел
наудачу.
- Так значит, она... - голос Браги дрогнул.
- Как ни ужасно так думать, я думаю, да, - отвечал Бальдр с сочувствием. -
Скорее всего, великан взял их обоих в плен. Наверное, из-за молодильных яблок.
Ларец ведь был при Идун?
Громким голосом кликнув слуг, Браги хранил молчание до тех пор, пока на
столе не появилось жареное и вареное, печеное и настоянное, гуси и утки с болот,
щуки и миноги из речек. Потом он хлопнул в ладоши, и прислужники испарились.
Браги сделал брату широкий приглашающий жест. А уж того не надо было упрашивать.
Бальдр с жадностью набросился на еду, запивая ее элем из высокого кувшина. Браги
решил подогреть эль с пряностями для брата. Взяв другой кувшин, он подошел к ка-
мину, поставил кувшин рядом и наклонился, чтобы разжечь дрова. На лице Браги от-
ражалось мучительное раздумье.
В этот момент в дверь снова постучали. Браги метнулся открывать, забыв про
растопку. Как только Бальдр увидел в широко распахнувшейся двери высокого сухо-
щавого рыжеволосого мужчину, он издал яростный вопль и швырнул в его голову кув-
шин. Тот повернул голову лишь на те три дюйма, которые были необходимы для того,
чтобы кувшин угодил в стену. Выражение его бледного лица при этом не изменилось.
Зато лицо хозяина исказила самая настоящая ненависть. Схватив пришельца за груд-
ки, он тряхнул его и прижал к стене.
- Будь проклят тот день, когда мы решили отпустить тебя! - прорычал он,
встряхивая противника, как мешок с соломой. Тот, хотя был на голову выше его и
шире в плечах, не сопротивлялся. Возможно, потому, что не ожидал такого приема.
- Опять взялся за старое? Пришел поглумиться и поторговаться?
- Отпусти его! - раздался столь знакомый Свену голос. Он вздрогнул, подал-
ся вперед и увидел в дверях свою валькирию. Впрочем, вид у нее был совсем не
сияющий, а скорее замученный. Роскошный плащ, подбитый горностаем, побурел и на-
бух от влаги, шлем она где-то потеряла. Кольчуга девушки, похожая на кокетливое
короткое платье из стальных с серебром колечек, была грубо разорвана на плече.
Кожаные штаны были выше колен облеплены грязью. Длинный меч в роскошных ножнах с
отделкой, тоже не пощаженных непогодой, уныло волочился за ней по земле. Браги
не обратил на ее слова никакого внимания. Валькирия, привыкшая в бою действовать
решительно, выступила вперед, оторвала его от своего спутника и закатила такую
оплеуху, что Браги присел. - Если бы не он, я бы отдала концы в той проклятой
пограничной долине! Вас, конечно, сложно назвать друзьями, но он твой гость и
спаситель твоей сестры!
- А моя жена? - воскликнул Браги, но уже более спокойно. - Что он сделал с
моей женой?
Девушка открыла рот, чтобы ответить, но тут из носа у нее хлынула кровь,
глаза закатились, и она упала прямо на брата. Браги и Бальдр засуетились вокруг
нее. Свен тем временем рассматривал загадочного гостя.
Тот, не обращая внимания на царившую вокруг сумятицу, снял свою мокрую на-
сквозь кожаную рубаху. Она была умело изрезана на рукавах и в талии так, чтобы
подчеркивалась статность его фигуры. За рубахой последовала войлочная безрукав-
ка, потемневшая от воды. На мужчине остались одни зеленые шерстяные шаровары.
Они выгодно подчеркивали цвет его волос и редкое среди викингов мужское тщесла-
вие их обладателя. Из-под штанов виднелись высокие черные в красную полоску гет-
ры. Тяжелые деревянные башмаки пешехода изобличали путника как человека эконом-
ного и рачительного - они были обтянуты кожей и подбиты железом. Путник ловко
развесил одежду около камина, очевидно, собираясь сушить. Кувшин он поставил на
специальную решетку. Видимо, он решил приготовить грог, про который сам хозяин
начисто позабыл.
Свен смотрел на пришельца во все глаза. Обнаженный торс путника, хоть и не
поражал своей мощью, казался старательно и гладко вытесанным из плотного камня.
На запястье тускло блестел массивный серебряный браслет, сделанный в форме свер-
нувшейся в кольцо змеи с аметистовыми глазками. Кожаный пояс был богато и ярко
расшит. Но оружия у мужчины не было, к недоумению Свена. По уверенно-наглой ма-
нере держаться, телосложению и браслету он с уверенностью определил бы в при-
шельце собрата - викинга.
Гость опустился в массивное кресло с высокой спинкой и резными подлокотни-
ками около камина и склонился к сложенным шалашиком дровам. Коснувшись их ру-
кой, он произнес несколько ласковых слов. Веселый треск вспыхнувшего огонька был
ему ответом. Холодный пот пробил Свена. "Не может быть", с ужасом подумал он и
зажмурился, не веря своим глазам. Но когда он открыл их, все было по-прежнему.
Пришелец с выражением нечеловеческой усталости на лице сидел в кресле, бессильно
откинувшись на спинку и полуприкрыв глаза под траурным опахалом длинных и густых
черных ресниц. Огонь же тихо потрескивал в камине.
Браги тем временем удалось привести в чувство валькирию. Освободив девушку
от доспехов и белейшей исподней сорочки, он обнаружил причину внезапного обморо-
ка сестры, - длинную глубокую царапину от плеча и вдоль всего ее правого бока.
Все же рана была недостаточно глубока, что были серьезно задеты какие-то внут-
ренности. Гейр упала в обморок, скорее всего, от усталости и потери крови.
Сердце Свена заработало с перебоями, когда он увидел краем глаза крепкий
мускулистый бок лежавшей на столе девушки. Он невольно вытянул шею, но увы!
Большего Свен не мог увидеть, не рискуя обнаружить себя. Обмыв и перевязав рану,
хозяин дома укутал сестру в шерстяной плед. Усадив валькирию за стол, Браги под-
винул к девушке миски с жареной птицей и лепешками.
- Может, хоть ты, Гейр, в состоянии толком объяснить мне, что у вас про-
изошло? - спросил он, ставя еду перед сестрой.
- А и объяснять нечего, - обмакнув в топленое масло свежую и мягкую лепеш-
ку с хрустящей корочкой, девушка с наслаждением запустила в нее зубы. - С ётуна-
ми только что было заключено перемирие. Сопровождать Идун и Бальдра через владе-
ния великанов поэтому послали только меня одну. Кстати, знаешь, какая там, в
Ётунхейме, стоит жара? Настоящее лето, не то что здесь - весна никак не может
толком начаться. Мы уже почти дошли до Бильреста. Идун сидела на Сильвринтоп(8), я
вела его под уздцы. Бальдр шел рядом. Этот проклятый великан Бюлейст нагнал нас
и стал швырять в нас камнями, отламывая их от ближайших гор. Сильвринтоп вырвал-
ся, скинул Идун и убежал. Бальдр куда-то потерялся. Кстати, безумно рада тебя
видеть здесь целым и невредимым, братишка. Я сразилась с Бюлейстом, но неудачно.
Бюлейст просто ударил меня о землю, и я потеряла сознание. В пограничной же до-
лине полно ядовитых маков, и они цветут вовсю. А это совсем не простые цветочки.
Кита усыпят за то время, что понадобится викингу при побудке, чтобы схватить
свой меч. Я так и не пришла бы в себя. Но твой теперешний гость, которого ты так
невежливо встретил, разбудил меня. Он и проводил меня сюда. Одна бы я не дошла.
- Ты уверена, что это был Бюлейст? - покосившись на молчаливую фигуру у
огня, переспросил Браги. Гейр пожала плечами: - Уж эту рыжую морду я ни с кем не
перепутаю, поверь мне!
- Что же нам теперь делать? - сказал Браги. Все примолкли, задумавшись.
Даже Свен понимал, что без молодильных яблок Идун богам долго не протянуть. Осо-
бенно если великаны этим воспользуются и нападут на Асгард. - Надо спасти Идун,
но как? Ни я, ни ты, Бальдр - мы не воины. Гейр ранена. Да и не под силу ей од-
ной справиться с полчищем ётунов.
- Может, ты что скажешь? - обратился Браги к гостю.
- Я бы поел, - нехотя, словно с трудом разлепив губы, ответил тот.
- Прислуживать тебе - долг твоей жены! - кряхтя, Браги поднялся, переста-
вил на сундук рядом с ним блюдо с маслом, лепешками и кровяной колбасой, и кубок
для эля. - Где ты оставил Сигун?
- Она осталась дома, в Ётунхейме, - безразлично ответил гость. Он поблаго-
дарил хозяина кивком головы и принялся за еду - быстро, но аккуратно, и не под-
нимая глаз.
- Только ты мог бросить женщину, так преданную тебе, после всего того, что
она для тебя сделала! - презрительно заметил Бальдр. Гость поднял веки, взмахнув
черными ресницами - они казались единственным живым предметом на его застывшем
лице.
- Да, только я... - бесцветным голосом сказал он. Снова опустив глаза, он
склонился за кувшином с уже готовым грогом так, что лица его окончательно стало
не видно.
Свен, как завороженный, следил за ним. Неожиданно пришелец вскинул взгляд
и в упор посмотрел на притаившегося в своем закутке Свена. Головокружительное
чувство падения в бездонную пропасть охватило викинга. Он падал, и падал, все
неумолимее предчувствуя мучительный и отвратительный конец, не в силах ни
вскрикнуть, ни сдержать подступающую к горлу тошноту. Гость отвел глаза, и,
плеснув себе подогретого эля, пригубил кубок. Свен перевел дух.
- Да что его спрашивать! - кривя губы, заметил Бальдр. - Я не знаю, почему
его освободили, но за эту глупость он уже отплатил нам сполна. Пусть Гейр отдох-
нет и скачет к Тору, за помощью. Это единственный выход.
- Я уже сказала тебе, что к похищению он непричастен! - возмутилась валь-
кирия.
- Не горячитесь, - Браги успокаивающе поднял руки. - Замешан наш названый
брат в этом гнусном деле или нет, он должен помочь нам освободить Идун и таким
образом доказать свою верность нам, асам. Кто еще может сделать это, кроме него?
Кто может тягаться с Бюлейстом в злобном хитроумии, кроме его родного брата?
Гейр кивнула, соглашаясь; но Бальдр не был убежден.
- Я давно здесь не был и могу чего-то не понимать, - сказал он. - Но я не
верю в то, что он поможет нам. Пусть поклянется, что освободит Идун, тогда, мо-
жет быть, поверю.
- Тебе придется поклясться, если ты хочешь, чтобы мы поверили, что ты сам
не организовал похищение моей жены, - обратился к гостю Браги. - И тебе придет-
ся вернуть ее нам. Иначе же тебя отправят на ту скалу, где ты провел столько му-
чительных дней. Если ты нарушишь слово, то я, бог, карающий клятвопреступников,
лично прослежу за тем, как Нидхегг(9) будет терзать твои внутренности.
Их взгляды встретились. Браги смутился первым и отвел глаза.
- Если я нарушу эту клятву, Нидхегг тоже погибнет: - холодно сказал прише-
лец. Носком башмака подкатив к себе один из приготовленных к растопке березовых
чурбачков, лежавших рядом с камином он, согласно ритуалу, поставил на него ногу.
- Чем же ты хочешь, чтобы я поклялся? - с убийственной иронией спросил
он, глядя на Браги. - Вряд ли презрением собственных предков - оно для меня в
данном случае неотвратимо. Гневом богов Асгарда? Так мне оно: - гость сделал вы-
разительную гримасу.
- Клянись свои именем, - подумав, сказал Браги. Свен содрогнулся. От со-
блюдения клятвы, принесенной во имя кого - либо из богов, этот же бог мог и ос-
вободить в исключительном случае. Человек же, поклявшийся собственным именем, и
не сдержавший клятву, в любом случае становился клятвопреступником. В придачу он
больше уже не мог носить свое имя.
- Клянусь освободить богиню плодородия Идун, мою названную сестру, похи-
щенную моим братом Бюлейстом, и вернуть ее асам вместе с ее волшебным ларцом и
молодильными яблоками, - глухим голосом откликнулся гость. - Если же я отступлю
от своего слова, пусть будет проклято мое имя вовеки веков и пусть исчезнет из
мира.
- И все равно надо послать за Тором! - не унимался Бальдр. - Проклятый
ётун всегда дурачил нас.
Скривившись, пришелец встал и начал натягивать непросохшую безрукавку, на-
правляясь к выходу.
- Куда ты? - хором воскликнули боги.
- С Тором мы пойдем вместе только разве в Нильфхель, - оборачиваясь, про-
цедил тот сквозь зубы. - Он, кажется, до сих пор думает, что его козел захромал
по моей вине! Так что вряд ли мы сможем успешно действовать вместе.
- Но тебе нужен помощник, - растерянно сказала Гейр. - Поверь моему боево-
му опыту, один ты не справишься.
- Я уже нашел его, - кивнул гость, и, повернувшись к закутку Свена, пома-
нил его рукой. - Иди сюда, волчонок:
Свен сделал неверный шаг и вышел в залу.
- Это еще кто? - изумился Бальдр. Гейр удивленно улыбнулась викингу. Обод-
ренный Свен подошел к пришельцу уже более твердыми шагами.
- Это еще один мой гость. Он викинг. Их драккар разбился недалеко здесь.
Он единственный уцелел после кораблекрушения, - пояснил Браги. Досадливо смор-
щившись, он спросил: - Ты, конечно, все слышал?
Свен кивнул, не сводя взгляда с позвавшего его.
- Кто ты?
- Мне кажется, тебе это известно, потому что ты только что назвал мое имя,
- почтительно отвечал Свен. - Я Свен Ильвинг.
- Ты знаешь, кто я?
- Да, Локи, я узнал тебя, - кивнул Свен и продолжил: - Я свободный чело-
век. Ты можешь убить меня, но приказать мне ты не можешь.
Брови Локи изумленно округлились.
- Так я прошу тебя, Свен Ильвинг! - улыбнувшись так, что у Свена мороз
продрал по коже, воскликнул он. - Составь мне компанию в этой рискованной затее!
Свен украдкой посмотрел на растерявшихся богов. Бальдр отрицательно качал
головой. Гейр смотрела на него с робкой надеждой. Браги в глубокой задумчивости
крутил в руках кубок из-под эля.
- Я не воин, я купец, - сказал Свен. - Каков мой интерес в этой безнадеж-
ной затее?
Локи расхохотался. Остальные боги презрительно нахмурились.
- Бюлейст погибнет, - сказал он, успокоившись и мрачно глядя на Свена
своими серо-зелеными и холодными, как зимнее море, глазами. - Его сокровища
достанутся тебе, Свен Ильвинг. Согласен ты теперь?
Свен заколебался, но просящий взгляд Гейр, брошенный украдкой, решил дело.
Они молча ударили по рукам.
- Смотрите, асы! - насмешливо обратился к богам Локи. - Конец всему этому
миру придет не тогда, когда великаны захватят вашу твердыню. Конец этому миру
придет тогда, когда за деньги люди будут согласны на все.
* * *
Давно уже разошлись асы, решив, что отправляться в путь Локи и Свену стоит
завтра, прямо с утра. Свен лежал, натянув на голову одеяло. Но вместо того, что-
бы спать, собираясь с силами для завтрашнего выступления, он не отрываясь смот-
рел на Локи.
Тот так и остался сидеть в кресле у камина. Огненные блики от прогоравших
дров освещали его неподвижное лицо с закрытыми глазами. Лишь иногда начинали ше-
велиться губы. Свен уже понял, что Локи, повторяясь, бормочет себе под нос одну
какую - то строчку. Когда он повторил ее в десятый раз, Свен понял и слова. Это
был вариант старинной считалки, которую используют мальчишки при игре в бабки:
Уже знают звезды, где им сиять,
Знает и месяц, когда ему вставать;
А вот нас всех клонит в сон.
Альврёдуль, Альврёдуль(10), нашел ты свой дом?
Утомленная событиями последнего дня, голова Свена гудела, как пустой ко-
тел. Он почитал богов своих предков. Но увидеть их так, вживую, да еще оказаться
замешанным в их дела - это было уже чересчур для его несчастной пробитой головы.
Однако ужас, охватывавший Свена при мысли о том, с кем ему придется провести в
одной комнате ночь, сжимал его виски огненным обручем и не давал уснуть. Локи
все не ложился. Теперь, как казалось Свену, он заснул в своем кресле. Впрочем,
это могло быть уловкой. "Будь я на его месте", мелькало у Свена. - "Я прирезал
бы незадачливого компаньона и бежал бы". И даже соседство верного меча не успо-
каивало викинга.
Чуть скрипнула дверь из внутренних покоев. Свен вздрогнул и поспешно от-
крыл глаза, ловя рукоять меча - кажется, он все-таки задремал. Раздались чьи-то
босые шаги, и перед изумленным взглядом викинга появилась валькирия. Гейр была в
одной ночной сорочке, и ничто в облике суровой девы, кроме, может быть, отточен-
ного великолепия могучих форм, не напоминало о ее роде занятий. Присев на ручку
кресла рядом с Локи, она, казалось, заколебалась на секунду, а затем решительно
склонилась к лицу спящего и мягко поцеловала его в губы. Локи, не просыпаясь,
ответил на поцелуй. Обхватив девушку двумя руками, он распластал ее у себя на
коленях и рванул сорочку за ворот. Найдя рукой ее грудь, Локи склонился над ней
и нежно прикоснулся губами к твердому розовому соску.
Свен, не помня себя от ярости, вскочил на ноги. В этот момент Локи открыл
глаза.
- Гейр? - удивленно спросил он. Гейр отвернулась, и Свен увидел, что она
красная до корней волос.
- Ну да, - буркнула она неохотно.
- В былое время я был неприятен тебе, - задумчиво сказал Локи, распрямля-
ясь. - Что же изменилось?
- Да честно говоря, ничего, - призналась Гейр, по-прежнему лежа у него на
коленях.
- Тебя прислали братья? - рассмеялся Локи.
- Браги решил, что он был незаслуженно груб с тобой, - пояснила девушка.
- И вот я здесь - в виде извинения и подарка, чтобы скрасить ночь перед трудным
походом.
- Вот оно - истинное гостеприимство! - усмехнулся Локи. Подняв взгляд, он
увидел взбешенное лицо Свена, стоявшего в проеме, и сделал в его сторону движе-
ние, словно предлагая Гейр - слегка приподняв ее на вытянутых руках. Гейр то же
увидела викинга и, смутившись, отвела глаза.
- Хочешь? - спросил Локи. От гнева и унижения, душившего его, Свен не мог
вымолвить ни слова и лишь кивнул. Локи поставил ее на ноги, и, слегка хлопнув по
мягкому месту, подтолкнул к Свену.
- Видел я взгляды, которыми вы обменивались, - сказал он вполне добродуш-
но. - Иди к нему, Гейр.
- Но... - сказала валькирия нерешительно, переводя взгляд с одного на друго-
го.
- Ты же все равно не сможешь уйти раньше определенного времени, верно? -
возразил Локи. - Я ни в коем случае не хочу оскорбить тебя. Но, послушай: По-
моему, ни дочерям людей, ни дочери Одина не пристало заниматься любовью по при-
казу. Что же до меня, то я слишком преуспел в такого рода делах в молодости. Я
привык получать то, что хочу, по доброй воле обеих сторон.
- Возьми это, - сказал он, снимая свой браслет и протягивая его валькирии.
- Покажешь Браги.
- А мне, пожалуй, пора на боковую, - добавил Локи, вставая с кресла и с
хрустом потягиваясь. - Удачи, Свен!
Улыбаясь, довольная Гейр подошла к остолбеневшему Свену и положила ему ру-
ки на плечи.
- Я же обещала тебе, что мы еще встретимся, - сказала она. - Правда, не
думала, что это будет так скоро:
Чуть позже, усталый и удовлетворенный, Свен поднял глаза на окно. В черно-
те ночи сияли яркие звезды. "Опять подморозило", подумал он и провел рукой по
волосам девушки - голова Гейр лежала у него на груди.
- Послушай, у меня так все перемешалось в голове, - начал он осторожно. -
Эта поздняя весна: Да и Бальдр с Локи тоже здесь: Это Фимбул-зима? Значит, бли-
зок Рагнарек, а с ним - и гибель нашего мира?
- Да нет же... Ты слышал что-нибудь о боге по имени Христос? - вдруг тело
Гейр напряглось. Она приподнялась на локте и спросила с неподдельным ужасом,
глядя в лицо Свену: - Ты не: не христианин?
- Нет, я чту наших богов, - успокоил ее Свен. - Я считаю, что человеку
должно оставаться верным заветам своих предков: Но мне случалось встречать лю-
дей, исповедующих эту веру. Хотя, боюсь, сути учения я не ухватил.
Он умолчал о том, что в значительной степени на его верность богам Асгарда
повлияла необходимость платить десятину христианским священникам - потому, что
Свен действительно считал недостойным человека изменять богам своих предков, и
потому, что не хотел огорчить Гейр.
- Ну, сути этой веры я тоже не знаю, - призналась Гейр, поудобнее усажива-
ясь рядом с ним на постели. - Но мой отец Один в своем волшебном зеркале показал
мне будущее этого мира. Будущее, которое наступит, если Христос воцарится во
всем мире. Это было отвратительно и ужасно! Там, где водружается крест - символ
этого бога - люди превращаются в жалких, дрожащих червяков. Я видела, как на ко-
страх горели люди. Мужчины и женщины, те, кто сохранил в своих жилах хоть каплю
крови героев и богов. Те, кто не хотел служить Христу, как он требует. Люди пре-
вратятся в рабов - его рабов. Женщин лишат радости быть женщиной. Величайшее на-
слаждение нашей жизни объявят мерзостью и грехом. Мужчины будут сочетаться с до-
черьми Гулльвейг(11). Род человеческий измельчает и выродится.
- Ты, наверно, имеешь в виду Хейд! - догадался Свен, который внимательно
слушал валькирию. Это не мешало викингу любоваться белеющим в темноте совершен-
ным телом девушки в обрамлении ее роскошных волос. Они почти скрывали ее, словно
серебряный плащ. Свен поддразнивал ее ласками, надеясь отвлечь от длинных рассу-
ждений о судьбе мира. Он уже узнал главное - конца света в ближайшем будущем не
предвиделось. Для Свена этого было вполне достаточно. Однако перебить дочь Одина
Свен ни за что не решился бы.
- Люди забудут, что они свободны по праву рождения, - продолжала Гейр,
кивнув и мягким шлепком отбросив его руку. Свен украдкой вздохнул. - И как боги
и великаны, свободны в выборе своей судьбы. Забудут, потому что Христос утвер-
ждает, что он один владеет истиной. Его истина - рабское служение:
- Владеть истиной... - словно пробуя на вкус, повторил Свен, играя ее воло-
сами. - Даже если истина действительно одна - по-моему, это безнравственно.
- Возможно, - согласилась Гейр. - Но везде, куда он приходит, люди забыва-
ют радость и наслаждение жизни и отдаются унылому и безнадежному служению. Ты,
наверно, не знаешь этого, но боги слабеют и постепенно умирают, когда люди забы-
вают о них. Боги далекой южной страны Греции погибли первыми от руки ужасных
крылатых людей, посланников Христа - они зовутся ангелами. Да и здесь краски ми-
ра блекнут: Перед лицом столь грозной опасности старые распри были забыты. Прав-
да, великаны стали тише воды и ниже травы только после того, как Один пообещал
отпустить Локи. Он хочет воспользоваться мудростью ётуна в предстоящей неизбеж-
ной схватке с Христом. Его проповедники уже пришли и в ваши земли. По мудрости
же Локи уступает только Одину. Никто точно не знает, но говорят, что они - род-
ные братья: Да и к тому же - все блекнет, даже солнце. А Локи, как-никак, бог
огня: Будущее тоже открыто ему. Слышал, как он сказал - конец этого мира насту-
пит тогда, когда превыше всего люди будут ценить деньги. Это правда. А кто, кро-
ме потомков Гулльвейг, способен на это? Я точно знаю, что с момента его возвра-
щения они еще не встречались с Одином. Значит, Локи видел это сам: Хель согласи-
лась отпустить Бальдра, чтобы они вместе с Идун попытались вернуть этому миру
всю чистоту и яркость. Меня послали сопровождать их, а остальное ты знаешь.
- Удивительно, почему Локи оказался так близко от места вашей стычки с ве-
ликаном, - задумчиво сказал Свен. Закончив рассказ, Гейр уютно угнездилась под
рукой Свена и натянула на себя одеяло.
- Локи шел из Ётунхейма в Асгард, - пожала она плечами. - Повидаться с
Одином. Узнать побольше об обстоятельствах гибели веселых и жизнерадостных гре-
ческих богов. Он ведь собирался отправиться туда и разузнать все на месте. По
крайней мере, Локи так сказал мне. Я ему верю.
- Ему можно верить? - с интересом спросил Свен.
- В свете вашей предстоящей затеи: - сказала Гейр задумчиво, проводя рукой
по его груди. - Видишь ли, он лучше, чем хочет казаться. Помыслы и поступки его
подобны черной грозовой туче, которая несет живительный дождь, а, рассеиваясь,
являет миру яркое солнце. Но глубина его мыслей и знаний и причины его поступков
неведомы никому. Кроме самого Локи. Ты ему нравишься.
- Да? - ухмыльнулся Свен, не зная, радоваться ему или печалиться. - Чем
же?
- Тем же, чем и мне, и за что христианские священники убьют тебя первым, -
пояснила она, усмехнувшись. - Я никогда раньше не видела, чтобы Локи о чем-
нибудь просил. И кого? - человека, а я его очень давно знаю. Ты не боишься бо-
гов, и это видно. А Локи крайне редко приходится сталкиваться с подобным отноше-
нием к себе. Так что вряд ли он причинит тебе какой-либо вред. Локи- не Один,
который убивает и предает своих любимцев, не Бальдр и не Бюлейст, которые не ви-
дят дальше собственного носа. Но... У старого Фарбаути было много детей, в живых
до настоящего времени остались только Бюлейст и Локи. Они очень дружны. Но Бю-
лейст - настоящий ётун, он ненавидит богов и сделает все, чтобы уничтожить Ас-
гард. Даже если все происходящее не какой-то невообразимый маневр Локи, и он
действительно сам не задумал и не организовал это похищение, Бюлейст никогда не
отдаст Идун по доброй воле... Ты слышал, как Локи сказал: "Бюлейст погибнет"?
Если бы речь шла о ком-то другом, можно было бы считать, что названный уже
мертв. Но здесь: Не знаю, не знаю. Будь осторожен, Свен, - Гейр нежно поцеловала
его.
- В любом случае, знай, - продолжала она, когда ее губы освободились. -
Завтра, как только вы уедете, мы втроем вернемся в Асгард. Один почти наверняка
прислушается к Бальдру и пошлет Тора на выручку Идун. Скорее всего, я думаю, он
направит Тора к твоим родичам. Сообщить, что ты захвачен великанами. Тор поведет
их спасать тебя. А за ним люди пойдут и в Ётунхейм, и в Нильфхель.
- Приятно слышать, - откликнулся искренне обрадованный Свен.
- Если понадобится, я сама пойду за тобой в Ётунхейм, - сказала Гейр, це-
луя его. - Так что продолжай в том же духе и ничего не бойся:
- Ты еще чего-нибудь хочешь? - чуть погодя спросила Гейр.
- Нет, - улыбнулся в темноте Свен.
- Есть ли еще что-нибудь, что ты бы хотел узнать? - Свен отрицательно по-
качал головой.
- Ладно, тогда пойду я, - сказала тогда девушка, выскальзывая из объятий
Свена под его протестующий возглас. - Братья будут волноваться.
Свен подал ей сорочку. Сев на кровати, он обхватил бедра девушки и прижал-
ся лицом к ее животу. Гейр оделась и ласково погладила его по голове.
- Пора, - сказала она.
- Гейр: - мягко спросил Свен. - Ты говоришь о Локи с таким восхищением:
Почему же ты не:?
- Его мудрость и хладнокровие вызывают восхищение, это верно, - чуть ус-
мехнувшись и взъерошив его волосы, ответила валькирия. - Но это не бесхитрост-
ная, лукавая и практическая мудрость асов. Это - холодная и жестокая мудрость
великанов - ётунов. А жестоких людей, как правило, уважают и восхищаются ими. Но
любят их редко.
- Но, говорят, его жена Сигун нежно любит его?
- Это совсем другое, - пожала плечами Гейр. - Она сама - ётун.
"Так, значит, Локи все-таки можно любить:", - Свен проводил ее задумчивым
взглядом, потом упал на подушку и уснул как убитый.
Впрочем, ему не суждено было выспаться той ночью. Вскоре Свен очнулся, как
будто его чем-то подбросило. Он схватился за меч и только тогда услышал хрипение
и стоны в соседней комнате. Бесшумно, как тень, он проскользнул в комнату, где
спал Локи. Резким рывком сорвав с темной барахтающейся массы на кровати одеяло,
он занес над головой меч...
К его изумлению, Локи хрипел не оттого, что его кто-то душил, подкравшись.
Сам бог стонал во сне. В неверном свете прогоравших углей все же было понятно,
что тело Локи натянуто, как тетива. Он словно пытался откуда-то вырваться и на-
прягал для этого все свои силы. Но Локи не шевелился - лишь дрожал мелкой дрожью
от напряжения. Свен увидел, что он изо всех сил пытается отвернуть лицо и кор-
чится, словно от боли, хриплым шепотом произнося имя своей жены, и понял, что
снится Локи. Он сел рядом с Локи и потряс его за плечо. Бог рванулся вперед,
просыпаясь. Щекой он задел руку Свена. Тот с удивлением почувствовал, что лицо
Локи мокро от слез.
- Эй, Локи, все уже, не плачь: - пробормотал Свен. Локи открыл глаза. Но
он не отвечал, а лишь смотрел мимо Свена невидящим взглядом и дрожал всем телом.
- Это я, Свен: Да что случилось?
- Сигун, - простонал Локи.
- Она дома, ждет тебя, готовит кашу, - попытался пошутить Свен.
- Нет, - сдерживая рыдания, ответил Локи. - Нет!
- Да где ей еще быть - она же твоя верная жена! - удивился Свен.
- Она бросила меня, - всхлипнув, ответил Локи.
- Что ты говоришь? - изумился Свен. - Почему?
- За те века, что я был прикован, я пропитался ядом и не могу больше рас-
ти, - дернув щекой, ответил Локи. - А она выросла: Она выбросила меня из дома,
когда поняла, что не сможет жить со мной вместе.
- Кто бы мог подумать! - искренне сочувствуя, воскликнул Свен. - Да, верно
говорят - жен хвали на костре: Брось, Локи. Найдешь другую. Ты же вон какой при-
гожий молодец.
В этот момент он столкнулся с взглядом Локи - и поперхнулся.
- Ты видел, как я плакал, - бесцветным голосом сказал Локи. Глядя на его
искаженное лицо, Свен сразу вспомнил, что перед ним самый беспощадный и хладно-
кровный бог. Локи стремительно ударил остолбеневшего Свена по руке и овладел ме-
чом. Свен непроизвольно охнул и потряс выбитой кистью. Локи легко взмахнул ме-
чом, примериваясь.- Наверно, тебе смешно?
- Честное слово, нет, - начал было Свен. Локи поднес меч к его шее. Свен
понял, что объяснять что-либо бесполезно. - Ты не можешь запретить мне спеть пе-
ред смертью, Локи.
- Что же, пой, - пожал плечами Локи, опуская меч. - Но если ты думаешь за-
голосить, чтобы разбудить Браги, знай: он-то, конечно, придет на твой зов: Да
вот только головы у тебя уже не будет.
Переведя дух, Свен негромко запел отрывок из "Речей Высокого". Эта песня
состояла из кратких поучений житейской мудрости. Считалось, что их давал сам
Один своему другу Ллофадниру. Эта песня считалась самой старой. Ее одинаково пе-
ли и в Норвегии, и в Дании, и на Оркнейях, и в Исландии. Свен имел основания
надеяться, что Локи помнит ее:
Никто за любовь
Никогда осуждать
Другого не должен;
Часто мудрец
Опутан любовью,
Глупцу непонятной(12).
Черты лица Локи медленно разгладились, к неимоверному облегчению наблюдав-
шего за ним викинга. Усмехнувшись, Локи протянул Свену его меч рукояткой вперед.
Тот, крепко сжав оружие, незаметно попятился к двери в свою комнатку. Свен был
твердо намерен ускользнуть, пока Локи не пришла в голову еще какая-нибудь за-
тея.
- Ты можешь повернуться ко мне спиной, волчонок, - заметил Локи, провожая
его взглядом. - А ты не так прост, как кажешься...
* * *
Поутру Свен был мрачен и неразговорчив. Сегодня он уже проще смотрел на
асов и все их дела. Приход Бальдра в комнату, где Свен паковал свои вещи, вы-
звал у викинга крайнюю неприязнь. Характер самого светлого и доброго из норвеж-
ских богов несомненно испортился после долгого пребывания в царстве мертвых. Да-
же безжалостный Локи вызвал у Свена большую безотчетную симпатию, чем вернувший-
ся бог весны. На вкус Свена, лучше было быть откровенной сволочью, чем слащавым
трусом.
- Не верь ётуну! - прошептал Бальдр. - Жди Тора рядом с Бильрестом! Если
ты ступишь на родную землю Локи, в Ётунхейм, - ты погиб!
Нельзя сказать, чтобы это предупреждение сильно подняло настроение Свена.
Собрав припасы в дорогу, они с Локи позавтракали. Оседлав коней, которых им дал
Браги, они выдвинулись в путь вместе с только - только выглянувшим из-за края
неба солнцем. Слегка смягчившись при виде заспанной мордочки Гейр, Свен поцело-
вал ее на прощанье. Локи поджидал его на нетерпеливо гарцующем жеребце. Свен по-
смотрел на него с легкой завистью. Как и большинство викингов, он владел искус-
ством верховой езды лишь в той мере, в какой это требовалось в повседневной жиз-
ни - то есть весьма средне, будучи больше привычен к веслу. Локи же восседал на
лошади с непринужденной грацией и изяществом, словно родился в седле. Свен же в
своем поношенном черном плаще, угрюмо сгорбившийся в седле, казался нахохлившим-
ся потрепанным в недавней драке вороном. День обещал быть морозным и солнечным.
- Ну что же, может, и не свидимся больше, - Локи обвел взглядом провожаю-
щих и задержался на Бальдре. - Бальдр, послушай:
- Не унижайся, Локи! - вспыхнув, воскликнул тот. Краска оживила бледные
скулы Локи. - Имей мужество ответить за то, что ты сделал!
Хлестнув коня и окликнув Свена, Локи поехал от дома Браги. Вскоре его на-
гнал Свен, значительно повеселевший после объятий Гейр. Они, однако, не помешали
ему наблюдать эту сцену.
- Бальдр слишком обижен на тебя, чтобы простить, - сказал он осторожно,
хотя категоричность Бальдра не понравилась и ему самому. - Сам подумай - столько
проторчать в Нильфхеле! Подожди, вот он пообвыкнется:
- Да, он сильно изменился с тех пор, как я видел его в последний раз, -
сказал Локи задумчиво. - Стал мелочным и злобным, и я думаю, Нильфхель здесь ни
при чем: А прощать ему мне нечего.
- Ты хочешь сказать, что ты не убивал его? - недоверчиво спросил Свен.
- Веточку эту злосчастную кинул я, да, - признался Локи. - Из интереса, а
не по злобе. Там дротик - то был - в носу не поковыряешь. Я не мог поверить, что
от такой маленькой раны можно умереть. А потом, когда все должны были плакать,
чтобы он вернулся - я плакал вместе со всеми.
- А великанша Текк? Разве это был не ты? - удивился Свен.
- Нет, - покачал головой Локи. - Бальдр просто очень понравился Хель. Она
не хотела на самом деле отпускать его. Вот и подговорила кого-то из великанов.
Асы же из ётунов только меня и знают - ну, еще, пожалуй, Бюлейста и Суттунга: А
нас же очень много, и мы все разные. Но вину неинтересно сваливать на кого-то
незнакомого, верно ведь?
- По-моему, ты меня обольщаешь, - искоса бросив взгляд на Локи, ответил
Свен.
- Не без этого, волчонок, не без этого, - расхохотался Локи. - Но то, что
я сказал тебе - правда.
- Разве тебе плохо? - осведомился Локи, лукаво поглядывая на викинга. - С
валькириями развлекаешься ты, а оплачиваю это я...
Свен резко осадил лошадь, привстав на стременах.
- Не смей говорить так! Только дочери Хейд спят с мужчинами за деньги, а
браслет ты ей отдал, чтобы братья не сердились на нее! - воскликнул он, покрас-
нев от ярости. Устремив взгляд на что-то невидимое, но явно очень приятное, Свен
смягчился и добавил: - Я люблю ее:
Локи цинично хмыкнул.
- Я женюсь на ней! - с вызовом воскликнул Свен. Локи расхохотался так, что
перегнулся с лошади. Распрямившись, он обнаружил, что острие меча Свена подраги-
вает, как жало, в двух дюймах от его груди.
- Мало чести убить безоружного, - спокойно сказал Локи, невозмутимо глядя
на викинга. - Кстати, отведи меня на то место, где ты первый раз ступил на эти
берега. Там, как я понял, этого добра навалом:
Свен опустил оружие. Он понял, что хочет сделать Локи. По правилам, воин
имел право забрать оружие и доспехи воина, которого он убил. Локи не участвовал
в схватке на берегу, но Свен вполне мог разрешить ему забрать оружие воинов,
убитых им самим. На берег, где разыгралась битва людей ярла Хальвдана с местными
разбойниками, они проследовали в полном молчании.
- Я так понимаю, твоих друзей здесь нет? - спросил Локи спешиваясь и за-
брасывая поводья на луку седла. Свен скользнул взглядам по обезображенным тру-
пам, скрюченным и покрытым инеем от утреннего мороза, пожал плечами и отвернул-
ся.
- Знатный меч! - воскликнул Локи у него за спиной. Свен нехотя обернулся.
"Да, у него губа не дура!", подумал он, увидев, какой меч выбрал себе Локи. -
"Этого парня убил не я, но богам, похоже, закон не писан".
Меч, который Локи держал над головой на вытянутых руках, действительно за-
служивал самых высоких похвал. Серебряное навершие меча колючей звездочкой то и
дело вспыхивало в слабых лучах восходящего солнца. Свен незаметно накинул полу
плаща на свои старые кожаные ножны, из которых виднелась простая костяная руко-
ятка его меча.
- На лезвии змей окровавленный лег, другой обвивает хвостом рукоять, - на-
распев произнес Локи, очевидно, имея в виду украшения, выгравированные на клин-
ке. - Э, да тут еще и руны...
- Грам... - тихо позвал он, и Свен увидел, что меч затрепетал в его руках,
как живой.
- Жаль, что вам не попался дракон. Да, знал бы Сигурд(13), где окажется его
меч! - усмехнулся Локи, прочтя заклинание и загоняя меч в ножны. Свену очень за-
хотелось спросить, что за чары несет на себе клинок. Руны, выгравированные на
нем, приводили в изумление всех викингов ярла Хальвдана, но прочесть их никто не
мог. Даже сам владелец меча, смуглый темноволосый молчаливый парень откуда-то с
юга, не знал, что они значат. Но Свен переборол себя и промолчал. Тем более, что
он почти догадался. Трагическая история воина Сигурда еще не стерлась в памяти
людей.
Локи тем временем продолжал подбирать себе доспехи. Это было сложной зада-
чей. Не иссеченных мечами щитов не осталось вообще, но кольчугу Локи себе все-
таки сумел раздобыть. Ее последнему обладателю снесли голову ударом молодецкого
топора. Локи ловко извлек из нее бывшего хозяина и полностью снарядился в путь.
Свен нетерпеливо перебрал поводья. Его лошадь сделала пару шагов вбок и остано-
вилась, кося на него умным фиолетовым глазом. Локи подошел к викингу и взял ло-
шадь под уздцы, ловя его взгляд.
- Ну не дуйся, волчонок, - сказал он. Услышав в его голосе явное сочувст-
вие, Свен удивился так, что вся его злость прошла. Он посмотрел на Локи.
- Валькирии не живут с людьми, Свен, и ты сам это знаешь, - медленно и
твердо выговаривая слова, с искренней печалью в голосе сказал Локи, наблюдая за
лицом викинга. - Дочери Одина не выходят замуж... Единственное место, где вы те-
перь можете встретиться - это Вальгалла. Зачем мечтать о несбыточном?
Всхлипнув, Свен закусил губу и отвернулся.
- Нам пора ехать, - сказал он нетвердым голосом. - Показывай дорогу.
Около полудня солнышко, наконец, разогрело застывшую землю. Локи решил
сделать привал на берегу узкой бурной речушки, извивавшейся в горном ущелье. Ря-
дом с местом привала через реку был перекинут легкий деревянный мостик.
- В Ётунхейме нам лучше не останавливаться, пока мы не доедем до дома мое-
го брата, - пояснил он, спешиваясь. Путники перекусили на скорую руку - краюха
ржаного хлеба, копченая телятина, да пара глотков пива из кожаного сосуда. Локи
растянулся было на первой травке, небрежно прикрытой брошенной сверху лошадиной
попоной, но тут же резво подскочил. Он наткнулся на какой-то маленький кожаный
мешочек.
- Смотри, что это?
- Там финики, сушеные плоды из южных стран, - ответил Свен. - Все, что
уцелело из нашего груза: Попробуй, только осторожно - там косточки есть.
Финики пришлись по вкусу Локи. Свен, усмехнувшись, посмотрел на млеющего
от удовольствия бога. Локи явно не спешил трогаться в дальнейший путь.
- Послушай, вот все хочу тебя спросить, - начал Свен. Обстановка привала
располагала к непринужденности. - Как ты узнал мое имя?
Локи на секунду оторвался от фиников и нежно дунул на начавший затухать
костер. Огонь вспыхнул с удвоенной силой и весело затрещал, выбросив сноп желтых
искр.
- Понимаешь, в каждом человеке есть его истинная суть, искорка: - Локи по-
вел рукой в сторону костра. "Эх, Нарви , сынок...(14)", подумал он. - "Сколько смени-
лось поколений, двадцать, тридцать? Но кровь все равно всегда берет свое". -
Нужно только уметь ее увидеть - и эта суть, как правило, так или иначе отражает-
ся в имени человека.
- А сейчас ты скажешь, что для того, чтобы разглядеть эту искорку, нужно
быть богом: - подхватил Свен.
- Нет: - улыбнулся Локи. - Многие мудрые люди тоже видят это. Ведь узнал
же ты мое имя. Хотя после горячего и дружелюбного приема, оказанного мне Баль-
дром, ошибиться было сложно:
- Да нет, - признался Свен. - Возможно, это огорчит тебя, но этих старых
сказок уже почти никто не помнит.
- Меня это, наоборот, радует, - заметил Локи. - Но как же ты тогда узнал
меня?
- Вот это выдает тебя, мой милый бог, - усмехнувшись, Свен повторил его
жест над костром. Локи сначала удивленно посмотрел на него, потом понял. -
"Огонь", правда, сейчас произносится как logi, но все равно:
- Далеко еще до Бильреста? - спросил Свен, собирая остатки еды. Локи ус-
мехнулся и мотнул головой в сторону мостика:
- Так вот же он.
- Я не знаю, как выглядят места в Ётунхейме, - сказал озадаченный Свен,
навьючивая мешок с припасами на свою лошадь. - Но по-моему, то, что я вижу на
другом берегу, на них не похоже. И разве Бильрест не должен: я не знаю: хотя бы
светиться?
- Светиться ему ни к чему, - терпеливо пояснил Локи. - Так бы и шмыгали
тогда туда - обратно все, кому не лень. А так, даже если бы кто-нибудь наткнет-
ся на этот мосточек, он спокойно переберется через реку и ничего даже не заме-
тит. Чтобы попасть отсюда в какой - нибудь другой мир, надо еще определенное за-
клинание знать, или иметь с собой пару волшебных вещиц. Там же, где живут вол-
шебники и маги, границы между мирами вообще почти стираются: Вот, например, у
Тора, моего названого брата, есть всем известный молот. Но мало кто знает о том,
что Тор пользуется им, когда хочет попасть в другие миры. Для этого нужно просто
крепко хватить молотом о землю.
Услышав про Тора, Свен тут же вспомнил, о чем его предупреждал Бальдр, и
помрачнел. Значит, хотя Норвегия и далеко отсюда, Тору во главе его сородичей
достаточно только ударить молотом об землю - и все они сразу окажутся в Ётунхей-
ме. "Слыханное ли это дело, убить единственного брата!", думал Свен. Атмосфера
дружелюбности и доверия, возникшая на привале, мгновенно рассеялась. - "Никто не
сделает этого. Меня же в лучшем случае посадят в темницу поглубже и посырее, а
ключ выбросят, и в худшем - прикончат на месте".
Свен никогда не был трусом, но если он и оставался до сих пор в живых, то
только потому, что никогда не занимался безрассудным геройством, которое считал
бессмысленным. Он мрачно посмотрел со своей лошади на бога, который упругим дви-
жением вскочил в седло и повернулся к викингу.
- Послушай, Локи, - Свен замялся. Тот поднял на него глаза. - Может, ты
пойдешь себе в Ётунхейм, а я тебя на мосту подожду?
Лукавая искорка проскочила в глазах Локи. Он понял, что на самом деле име-
ет в виду Свен. Но бог молчал, ожидая, что Свен еще скажет.
- Никто не узнает, - сказал Свен неуверенно. - Я дождусь Тора. Он с моими
родичами скоро будет там, они пойдут освобождать меня от великана. Я скажу сво-
им, что сбежал, а Тору - что ты стукнул меня по голове и смылся. Он поверит это-
му.
- Значит, Тор во главе разгневанных Ильвингов следует за нами по пятам?
Очень интересно, - задумчиво повторил Локи, и спросил, с любопытством глядя на
Свена: - Но ведь: Ты же понимаешь, что тогда погибнут все боги? Сейчас, у тебя,
конечно, есть выбор - ты можешь забыть всех нас и принять христианскую веру, но:
Ты никогда больше не увидишь Гейр:
- Все боги мира не заслуживают того, чтобы из-за них убить родного брата!
- убежденно сказал Свен.
- Я же поклялся, - возразил Локи. - Вспомни, чем я поклялся. Если я нарушу
слово, из этого мира уйдет все, что носит мое имя:
- Ты дал клятву под принуждением, - пожал плечами Свен. Представив, одна-
ко, жизнь без огня, он содрогнулся, но продолжал: - Ни одного человека нельзя
заставлять клясться в том, что он убьет собственного брата!
Он робко взглянул на Локи и вздрогнул. Он уже знал по опыту сегодняшней
ночи, что означает это застывшее выражение лица бога.
- Да, ты, пожалуй, прав, - глядя сквозь Свена невидящими глазами, сказал
Локи. - Да только ты забыл кое-что, волчонок:
- Что же?
Локи посмотрел ему в глаза, и Свен облился холодным потом.
- Я - не человек.
Хлестнув свою лошадь, Локи въехал на мост, громко выкрикивая заклинание.
Свену ничего не оставалось, как последовать за ним. В следующую секунду яркая
беззвучная вспышка озарила мост, и оба всадника исчезли. Свен снова испытал го-
ловокружительное чувство падения в бездонную пропасть.
Открыв глаза, он обнаружил себя на каменном мосту такой ширины, что по не-
му можно спокойно было протащить боевую ладью. Внизу яростно ревел холодный гор-
ный поток. Местность на другом берегу то же изменилась. Суровые горы, выше всех,
что когда - либо приходилось видеть Свену, были грубо разрублены здесь седым
бурным потоком, спускаясь к нему крутыми уступами с изломами.
Свен высоко задрал голову, пытаясь определить высоту сторожевой башни,
сложенную из грубо тесаного камня. Испытав легкий приступ дурноты, он оставил
эту бессмысленную затею. Викингу стало вдруг холодно и неуютно. Свен ощутил се-
бя жалким карликом.
Башня запирала вход в горную долину. Попасть туда было можно было лишь че-
рез сквозные ворота, сделанные в ней и сейчас надежно запертые. За башней видне-
лась горная долина, сплошь покрытая кроваво-бурыми маками. Вымощенная камнем до-
рога терялась ее в глубине. Во владениях великанов было значительно теплее,
здесь весна уже полностью вступила в свои права и катилась к лету. Однако у Све-
на по коже мелкими пупырышами побежали мурашки.
Часовой в черных доспехах, легко державший в руке копьем размером с мач-
ту, выглянул в бойницу, в которую свободно бы прошла стогаллонная бочка эля.
Окинув двух хлюпиков презрительным взглядом, он махнул им рукой, чтобы проезжа-
ли. Свободной рукой ётун потянул намотанную на ворот тяжелую цепь, державшую во-
рота. С натугой заскрипели на ржавых петлях чудовищных размеров воротины. Путе-
шественники въехали в долину. Голова Свена почти сразу закружилась от одуряющего
запаха многочисленных маков.
- Добро пожаловать в Ётунхейм, - иронически поглядывая на Свена, сказал
Локи. Тот с трудом оторвал взгляд от величественных, но диких и угрюмых голых
скал черно-красных тонов, окружавших долину, и ударил своего коня пятками. Под-
ковы как - то особенно глухо и зловеще зазвенели по камням. Свен, взглянув вниз,
догадался по цвету и необработанным краям, что булыжники выломаны из гор, окру-
жающих долину. Не успели, однако, путешественники проскакать и пятидесяти лок-
тей, как услышали позади топот бегущего к ним часового. Видимо, это был напарник
того ётуна, который впустил их. Ростом он не доходил Свену и до плеча. Локи раз-
вернул коня, перегородив дорогу, и положил руку на рукоять меча.
- Ты не Лофт Фарбаутссон? - догнав путников, спросил часовой. Свен с инте-
ресом смотрел на первого встреченного им ётуна, удивляясь его малому росту. Сре-
ди людей викинг встречал много выше.
- Он самый, - ответил Локи, дружелюбно улыбаясь и крепко сжав рукоятку ме-
ча.
- Твой брат Бюлейст просил тебя, чтобы ты сразу заехал к нему, когда вер-
нешься, - почтительно сказал воин. - Он ждет тебя в Киндергарте(15).
- Спасибо, - кивнул Локи, и они поехали дальше. В центре долины, где от
основного тракта отходила дорожка поменьше, маки были помяты и валялись свежие
осколки огромных валунов. Локи остановился и пояснил, что именно здесь он встре-
тил Гейр. Спешившись, он стал собирать маки.
"Бюлейст ведь не женщина, чтобы плести ему венки", с тоской подумал Свен.
Но спросить, зачем Локи понадобились цветы, он не рискнул.
- Слушай, - спросил он, соскучившись ждать. - А почему часовой такого ма-
ленького роста? Даже среди людей его не назвали бы верзилой.
- Он просто еще очень молод, я думаю, - сказал Локи, сложив цветы и срывая
с них твердые коробочки с семенами. Теперь Свен заметил, что его спутник срезал
только маки с черными головками, в которых уже созрели новые семена. - Великаны
в детстве и лет до тридцати ничем не отличаются от людей. Но потом люди переста-
ют расти. Мы же нет. Мы всегда растем - медленно, но постоянно. Чем выше ётун,
тем он старше. Бюлейст, например, сейчас никак не ниже тысячи локтей - примерно
по пол - локтя на каждую прожитую им зиму. А этому, думаю я, зим двести. По ва-
шим меркам, он еще совсем подросток, зим так пятнадцати
Локи замолчал и помрачнел. Догадавшись, что он подумал о себе и том, что
больше не вырастет, Свен поспешил перевести разговор на другое.
- Как же такого сопляка поставили охранять границу? - удивился он.
- Ну, ему наверно, наговорили кучу комплиментов. Мол он, несмотря на свой
малый рост, уже несомненный удалец, единственная надежда Ётунхейма, и все такое,
- усмехнулся Локи. - На самом деле он здесь потому, что опытных воинов, видимо,
решили поберечь ввиду скорого нападения асов. Ты сам видел - проход там очень
тесный, и даже такой малец, если только он в состоянии держать меч, может удер-
жать его и один. Если, конечно, кто-нибудь не проведет асов тайными горными тро-
пами. Кстати, Тору они известны:
Ловко растерев коробочки с семенами в руках, Локи пересыпал получившийся
влажный порошок в небольшой кошелечек и туго завязал его. Снова сев на лошадь,
он достал мешочек с финиками. Закинув поводья на луку седла, он послал коня впе-
ред, удерживая его лишь пятками да коленями. "Наездник он, конечно, первокласс-
ный", снова невольно подумал Свен, глядя на Локи. Тот невозмутимо сплевывал кос-
точки на землю. Бог сидел так уверенно, словно под ним был не горячий скакун, а
завалинка собственного дома.
Путешественники наконец выбрались из долины и оказались в начале крутого
спуска. Дорога, петляя, шла по крутому склону и выводила на бескрайнюю равнину.
Огромное поле было покрыто высокой зеленой травой. В ней кое-где пестрели желтые
и синие цветочки. Равнина казалась особенно мирной по контрасту с дорогой, веду-
щей к ней. Уступы по краям дороги почти отвесно обрывались вниз в угрюмые черные
овраги, казавшиеся из-за своих красных глинистых стен ножевыми ранами в цветущем
теле земли. Из одного из них на равнину вытекала мутная речка. Она пересекала
дорогу и скрывалась на юге среди гряды покрытых густым лесом холмов. На юго-
востоке, лигах в двадцати от путешественников, был отчетливо виден огромный за-
мок. К нему лепились многочисленные постройки.
- Это Киндергарт? - указывая в ту сторону рукой, спросил Свен. Локи сплю-
нул косточку и улыбнулся, но словно через силу.
- Киндергарт - это маленький домишко, наша детская, - пояснил он. - Это
самая ближняя к нам пристройка замка, на который ты показываешь. Он тоже принад-
лежит моему брату. Туда мы и держим путь.
- А в Ётунхейме больше никто не живет, кроме великанов? - спросил Свен,
когда они начали спускаться на равнину. Дорога, несмотря на крутизну спуска, ни-
где не сужалась больше пяти локтей. Очевидно, более узким проходом ётуны уже не
смогли бы пользоваться.
- Почему, живут: В горах есть тролли и гномы, да и драконы иногда забреда-
ют. Полакомиться великанами - малолетками, - ответил Локи. Свен как раз прикиды-
вал, как бы половчее объехать желто-бурую песчаную насыпь - след недавнего
оползня, перегородившую полдороги. Услышав о драконах, он недоверчиво хмыкнул и
покосился на своего спутника. С тех пор, как Сигурд убил Фафнира, люди больше не
встречали живых драконов в своем мире.
- А вот и один из них, - будничным тоном сказал Локи и перестал сплевывать
косточки. Свен повернулся в седле. То, что он принял за насыпь, оказалось голо-
вой дремавшего дракона. Его чешуйчатое тело необычного грязно - песочного цвета,
небрежно свитое кольцами, заполняло собой проходивший рядом овраг.
Дракон, услышав голоса, приоткрыл свои огромные золотистые глаза и теперь
увидел их.
- Не вздумай смотреть ему в глаза, - так же спокойно сказал Локи, отправ-
ляя в рот очередной финик. - А когда я скажу "червяк", скачи и не оглядывайся.
Свен с тупым удивлением уставился на дракона. Голова чудовища на мощной
узловатой шее толщиной с вековой дуб медленно поднялась над дорогой.
- Кто вы такие? - низким, словно железным голосом спросил дракон. Волна
сухого горячего дыхания окатила Свена. Он чуть не задохнулся от смрада, только в
этот момент окончательно поверив в происходящее. Локи молчал, машинально отправ-
ляя в рот один финик за другим.
- Мирные путники, а ты кто? - видя, что Локи не собирается отвечать, вос-
кликнул Свен.
- Я Свафнир, хозяин здешних мест! - гордо прорычал в ответ дракон. - И
все, проходящие по моей дороге, платят за возможность пройти золотом!
- Ты лжец и трусливый червяк, - сказал дракону на это Локи. Свену не нужно
было повторять дважды. Викинг круто развернул лошадь. Взбадривая ее бешеными
шенкелями, Свен бросился назад, к маковой долине. Он уже не видел, как, возму-
щенно выпуская дым, Свафнир начал поворачивать голову в сторону наглеца. Локи,
бросив опустевший мешочек из-под фиников на землю, вскочил ногами на седло. Вы-
хватив меч, он надул щеки и выпустил длинную очередь косточек прямо в глаз дра-
кону. Конь Локи, и так дрожавший от испуга, от неожиданного маневра седока при-
сел на передние ноги. От короткого гневного окрика хозяина он замер, как вкопан-
ный, и лишь прял от напряжения ушами. Полуослепший Свафнир взревел от бешенства.
Локи, ударив коня ногами, подпрыгнул на седле. Локи ухватился за длинный тонкий
язык дракона, свисавший из пасти Свафнира, чуть выше того места, где он раздваи-
вался. Освободившись от седока, конь Локи с радостным ржанием резвым галопом по-
следовал за своей подругой ко входу в маковую долину.
Последнее, что успел сделать после этого дракон - выпустить короткий ог-
ненный плевок, опаливший Локи левую сторону головы и плечо. Отточенным движением
жнеца, срезающего сноп, Локи перерубил шею Свафниру, и упал на дорогу вместе с
отрубленной головой дракона, за которую держался. Свен услышал за спиной громкий
свист и бульканье, как будто из-под земли вырвался гейзер. Все же викинг нашел в
себе смелость обернуться. Некоторое время он изумленно смотрел на огромный обру-
бок шеи дракона. Кровь ярко-алым фонтаном била из него в небо локтей на пять.
Затем он решил подъехать поближе. Поймав коня Локи и ведя его под уздцы, он
вернулся к месту стычки. Свен обнаружил Локи сидящим в огромной луже крови рядом
с мертвой головой Свафнира.
Увидев его лицо, на котором были красноречиво выписаны удивление, восхище-
ние, радость и целая гамма подобных чувств, Локи расхохотался.
- Не стоит так смотреть на меня, волчонок, - сказал он. - Помню, в детстве
бывали деньки, когда мы с братишкой еще до завтрака разбирались с двумя - тремя
такими же червями-переростками. Их тогда было больше, заходили к нам в Ётунхейм
они чаще, и всегда были безумно голодны. А великаны, как говорят, вкуснее людей.
- Лучше скидывай свою кольчугу и присоединяйся ко мне, - добавил он, на-
брав ладонью крови и плеснув ее в Свена.
- Так значит, правду говорят, что те, кто искупается в крови дракона, ста-
новятся неуязвимы? - спросил Свен, послушно слезая с коня и снимая доспехи.
- Для железа - да, - кивнул Локи. - Но не для кости. Впрочем, даже стрел с
костяным наконечником я давненько не видел, а ты?
- Да, их сейчас почти не делают, - подтвердил Свен, забираясь в горячую
лужу.
Искупавшись в крови, путники спустились на равнину, к речке, и смыли с се-
бя засохшую бурую корку. Увидев абсолютно голую левую сторону черепа спутника, с
натянувшейся от волдырей сухой кожей, Свен испугался:
- Он не обжег тебе ничего? - Локи лишь пренебрежительно мотнул головой в
ответ.
- Ну, вот и все, - заметил Локи. - Доспехи нам больше не нужны.
Свен все же не решился последовать его примеру и бросить кольчугу прямо в
придорожную канаву.
- Тебе-то она дешево досталась, - оправдываясь, сказал он. - А мне:
- Как хочешь, - пожал плечами Локи, и они двинулись дальше.
Солнце еще не коснулось верхушек оставшихся на западе гор, когда они подъ-
ехали к небольшому, добротному строению. Оно было первым и самым маленьким со-
оружением в цепи многочисленных соединенных между собой построек разных разме-
ров. Все вместе они образовывали жилище великанов. За домиком был виден огромный
сруб, похожий на перевернутую ладью. Дальше и вокруг простиралось беспорядочное
нагромождение навесов, воротов, жилых бараков рабов, кузниц, складов, длинных
рядов сараев и загонов для скота. Постройки чем дальше, тем заметнее увеличива-
лись в размерах и пропорциях, в конце концов примыкая к глухой серой стене, ухо-
дившей в небо. Казалось, она смыкается с ним, как стены дома смыкаются с потол-
ком. Это и был собственно замок Бюлейста, догадался Свен. Локи бросил последний
задумчивый взгляд на небо, на черную тучу. Она весь день копилась над Бильрестом
и наконец созрела. Теперь туча медленно ползла к замку. В глубокой черной тени
под ней не было видно.
- А у нас меньше времени, чем я думал, - сказал Локи и постучал в ворота.
Услышав их приближение, многочисленные слуги, суетившиеся во дворе - моло-
дые великаны, решил Свен, - скрылись. Встретить гостей к воротам вышел высокий
мужчина с огненными волосами, горделиво, как грива, раскинутыми по его плечам.
На фоне его ярко-голубой, как небо, шерстяной рубахи они казались нестерпимо яр-
кими. Несмотря на то, что на нем были простые коричневые штаны из мягкой шерсти
и грубый кожаный жилет, Свен сразу понял, что это и есть хозяин дома. Слишком
много тяжелых золотых и серебряных браслетов украшало его массивные бицепсы для
того, чтобы он был простым привратником.
Бюлейст проявил несвойственную великанам тактичность, представ перед гос-
тями не в своем истинном облике, что существенно затруднило бы беседу, а в чело-
веческом образе. "Значит, он уже тоже знает, что Локи не будет больше расти",
подумал Свен, спешиваясь. "Здесь, в детской, одни малолетки - глупыши. Никто из
них не видел еще человеческой крови. Оказать сопротивление Тору никто толком не
сможет", грустно подумал Локи, легко спрыгивая с коня и оказываясь в объятиях
брата. - "Он нашинкует их всех, как крестьянка - капусту для засолки".
- Как добрались? - спросил Бюлейст. - А то, говорят, там к нам какой-
дракон приблудился: - тут он увидел опаленную голову Локи и захохотал.
- Вижу, вижу, - прогудел Бюлейст, отпуская Локи. - Узнаю тебя, братец.
Проходи в дом!
Свен с любопытством смотрел на Бюлейста. Они были похожи с братом. Но Бю-
лейст был выше Локи на голову, более крепкий и широкий в плечах. Он еще больше
походил на вырезанную из плотного камня статую. Правда, грубо и небрежно выре-
занную, но это лишь подчеркивало его мощь. Здоровый румянец играл на его щеках.
Свен только тут пронял, что бледное лицо Локи и изящное сложение его тела - это
не естественные черты великанов, а следы вековых пыток, которым тот подвергался.
Жалость кольнула его сердце.
- А это кто с тобой? - заметив Свена, спросил Бюлейст.
- Мой друг, Свен Ильвинг, - представил его Локи.
- Долго живу я на свете, но ни разу не слыхал, чтобы у ётунов были друзья
среди людей, - зорко глядя на Свена своими зелеными и цепкими, как у брата, гла-
зами, заметил Бюлейст. - Что ж, друзья моего брата - мои друзья! Входи, Свен
Ильвинг!
Кинув поводья подбежавшим слугам, гости последовали за Бюлейстом в большую
залу, где стоял стол, ломившийся от яств. Миски с посоленной жаренной отбивной
из свинины горделиво возвышались в окружении толстых ломтей хлеба, пропитанных
салом, рядом дымились котелки с ржаной кашей и ароматными похлебками.
- Я как раз собирался ужинать, - сделав приглашающий жест, сказал Бюлейст.
- Присоединяйтесь.
Локи сел на скамью напротив брата. Свен примостился с угла, не решаясь
сесть между двумя ётунами. Придвинув себе блюдо с тушеной в овощах говядиной,
Свен выбрал себе пару кусков. Кушанье было сочное и горячее, но у него кусок не
лез в горло. Гости ели молча. Но когда вслед за мясной похлебкой с чесноком, со-
леной свининой и капустой появился бочонок с пивом, Бюлейст счел, что первый го-
лод уже утолен и можно приступать к серьезной беседе.
- Я перехватил Идун, как ты и просил, правда, уже почти перед самым Биль-
рестом, - сказал он. Сердце Свена гулко стукнуло в груди и оборвалось, но непро-
ницаемое выражение лица ему удалось сохранить. Тщательно следя за собой, он взял
со стола кружку с пивом и отпил из нее. "Бедное мое сердце", мелькнуло у Свена.
- "Сколько ударов тебе осталось отсчитать? Тридцать? Десять?"
- Вовремя мне передал твою просьбу твой еще один странный друг - человек
с огромными пушистыми крыльями, - продолжал Бюлейст. - Где ты только их нахо-
дишь?
- Тебе ангел сообщил, что Идун и Бальдр будут проходить через наши земли?
- переспросил Локи. Он придвинул к себе котелок с остро пахнущей горячей чесноч-
ной похлебкой, от которой валил ароматный пар, и принялся есть .
- Откуда я знаю, как его зовут! - отмахнулся Бюлейст. - Он не представлял-
ся.
- Ну и как тебе Идун? Все еще непокладиста, как все бабы поначалу? - хмык-
нув, спросил Локи. - Готов поспорить, ты запрятал ее в змеиной пещере - сбить
пока что спесь!
- В ней самой! - подтвердил Бюлейст. - Ей оттуда никогда не выбраться.
Асам и подавно не вытащить ее. Да, так что мы будем делать дальше? Я ведь только
тебя и ждал. Сигун сказала мне, что ты ушел в Асгард. Но я почему-то подумал,
что ты вернешься. Почем я знаю, может, ты сразу пошел к ним назначить выкуп. Ты
был в Асгарде?
- Нет, я так, бродил: - отведя глаза, ответил Локи. В глазах его брата под
веселой наглостью мелькнуло сочувствие. Бюлейст подвинул Локи кружку с пивом.
Локи протянул за ней руку. Свен увидел, как он высыпал в похлебку весь собранный
им мак. Викинг незаметно перевел дух. Он понял, что задумал Локи. Как и надеялся
Свен, удары его собственного сердца еще не были сосчитаны норнами. Братья выпи-
ли, и Бюлейст сказал будто невзначай:
- Женушка твоя решила пока к родичам своим перебраться. Вчера, по-моему,
она и уехала туда к ним. На побережье, - Свен искренне восхитился деликатностью
Бюлейста и глубоким взаимопониманием братьев.
- Спасибо, Бюлейст, - сказал Локи задумчиво. - Что же касается Идун: Вы
же поклялись в вечном мире и сотрудничестве с асами, если они отпустят меня.
Клятвы нарушать негоже. А они все равно придут за ней. Мы должны подготовить
богам достойную встречу.
- Это ты хорошо придумал. Ведь тогда получится, что клятву нарушат они, а
не мы, - понимающе усмехнулся Бюлейст. - А уж встречу мы им подготовим, не со-
мневайся! Такую, что им даже воздух будет здесь горек!
- Ты больше не хочешь чесночной похлебки, Локи? - спросил Бюлейст, видя,
что брат вяло ковыряет ложкой в почти полном котелке. - Так давай я доем.
- Да, пожалуй, - сказал Локи, подвигая котелок брату. Свен, затаив дыха-
ние, смотрел, как Бюлейст с аппетитом врубился в похлебку. Локи тоже молчал,
глядя на брата. Глаза его в косых лучах садящегося солнца неестественно блестели
и казались почти прозрачными.
- Надо повара будет выдрать - по-моему, переперчил, - сказал Бюлейст, под-
нимая глаза на брата. - Что такой невеселый, Локи?
В эту секунду лицо его посинело. Бюлейста вырвало кровью прямо на стол.
- Что ты сделал! - еще не в силах поверить, прохрипел Бюлейст. Он пова-
лился на бок. Алые пятна начали расплываться на его ярко-синей рубахе. - Ты: ты
убил меня!
Локи встал, перегнулся через стол, и вытащил массивную связку ключей из
кармана шаровар Бюлейста. Выбрав нужный, он протянул его Свену.
- Иди, волчонок, - сказал он отрешенно. Свену совсем не улыбалось болтать-
ся одному по коридорам вражеского замка, но он понимал, что другого выхода нет.
- Я посторожу, чтобы он не позвал на помощь... Вниз по лестнице на сорок ступеней,
направо, второй поворот налево - сокровищница Бюлейста. Третий поворот налево, и
там в тупике только одна дверь - темница Идун. Вот ключ от нее, а этот, с витой
головкой откроет тебе двери сокровищницы. Я был бы тебе очень благодарен, если
бы ты все-таки сначала зашел за богиней.
Увидев возмущенное лицо викинга, Локи хмыкнул и потрепал его по плечу: -
Поторопись.
Свен быстрыми легкими шагами покинул зал. Напоследок он боязливо оглянулся
на Бюлейста. Тот свалился на пол и теперь катался по нему, извиваясь в судорогах
от боли и харкая кровью, перемешанной с кусками разорвавшихся от яда внутренно-
стей. Свен уже не слышал, как трубный голос, который оба брата тут же узнали -
это был Тор, - осведомился у дверей:
- Локи и Бюлейст, вы здесь?
Послышался хруст дерева и грохот железа, и другие привычные звуки боя.
Пришельцы ломали ворота, а навстречу им выскакивали слуги и воины Бюлейста. Ёту-
ны быстро оправились от первой неожиданности и явной намеревались дорого про-
дать свои жизни. Не услышал Свен и того, что его явно обрадовало бы - грозного
пения валькирий. В их хоре отчетливо выделялся голос Гейр. Она сдержала слово.
- Ты привел врагов на хвосте! - задыхаясь, простонал Бюлейст. - Мне сразу
не понравилась туча, в которой и прятались валькирии! Настырные девки! А в тени
под ними пробрались асы! Предатель!
- Прости меня, брат, - Локи обошел стол и сел на скамью так, чтобы видеть
Бюлейста. Ответом ему был кровавый плевок. - Я не мог поступить иначе:
- Но почему ты сделал это? - почти жалобно спросил Бюлейст, силы которого
начали угасать. Он привалился к стене и попытался отдышаться в краткой передышке
между спазмами.
- Бюлейст, послушай: - с трудом подбирая слова и не в силах отвести взгляд
от искаженного мукой лица брата, начал Локи. - Я никого не посылал к тебе. Я сам
не знал, что Идун будет здесь! Крылатых гонцов посылает только один бог. Бог,
надвигающийся на нас с запада. Он хочет уничтожить всех нас. Ётунов, асов, ва-
нов: Всех. Один и освободил меня затем, чтобы я помог асам в предстоящей схват-
ке. А про крылатых посланцев мне рассказала Гейр. Я нашел ее на маковом поле,
когда шел в Асгард. Она знает об этом и многом другом от отца. Понимаешь, если
асы придут в Ётунхейм, половина из них останется мертвыми на поле боя, но много
наших тоже погибнет. Неважно, кто выиграет эту битву. Потрепанных победителей
тут же, на месте, прикончат эти ужасные крылатые существа. Видишь ли, этот бог
пообещал своему народу, что именно они будут править всем миром. А потом он по-
слал своего сына, чтобы тот превратил всех людей в рабов. Ссначала лишь по со-
стоянию души, а затем и по статусу. Господа для них давно уже есть:
- Вот как, - прохрипел Бюлейст. - Что же ты не сказал сразу? Все было бы
иначе:
- Брось, Бюлейст, - с горькой нежностью перебил его Локи. - Ты же ведь со
мной разговариваешь: Ты никогда не отпустил бы Идун по доброй воле.
- Да, это верно, - признался тот. - Обними меня, брат: Я хочу с тобой по-
прощаться.
Локи поднялся и подошел к нему.
- Ты хочешь убить меня, - сказал он, улыбаясь. Но улыбка эта больше похо-
дила на гримасу боли. Бюлейст разочарованно всхлипнул, с досадой дернул щекой и
отвернулся. Локи опустился рядом с ним на колени и осторожно обнял брата. Могу-
чие руки Бюлейста, как тиски, тут же обхватили его, и сжимали все крепче. Локи
не сопротивлялся. Умирающий отдавал все свои силы. Услышав тихий хруст первой
лопнувшей кости, он удовлетворенно улыбнулся.
- Уже знают звезды, где им сиять, - тихо прошептал Локи. - Знает и месяц,
когда ему вставать;
- А вот нас всех клонит в сон, - вымученно улыбнувшись, подхватил Бюлейст.
Он закрыл глаза, и братья продолжали вдвоем: - Альврёдуль, Альврёдуль, нашел ты
свой дом?
В этот момент в зал ворвался Свен. Увидев Бюлейста, сжимающего Локи, он
сделал то единственное, что мог сделать. Коротко размахнувшись, Свен отрубил Бю-
лейсту руку у самого плеча. Бюлейст со стоном опрокинулся на спину и испустил
дух. Локи силой отдачи отбросило к противоположной стене.
- Он передавил тебе все кости! - с отчаянием воскликнул Свен, присев рядом
с Локи на корточки и увидев струйку крови, вытекающую из угла рта. С тревогой и
ужасом смотрел он на молочно-белое, почти прозрачное, как лунный камень, лицо
Локи, со зловещими полукружиями черных чуть дрожащих ресниц.
- Сделай так, чтобы он открыл глаза! - с яростью и отчаянием воззвал
Свен, вскинув голову. - Слышишь, Один? Я ведь тебя никогда ни о чем не просил! И
он сделал это для тебя!
Свен снова посмотрел на Локи. Прошел бесконечно долгий миг, в течение ко-
торого Свен окончательно уверился, что эти глаза больше никогда не откроются.
- Будь проклят ты, Бельверк, Отец висельников и Предатель воинов! - над-
ломленным голосом воскликнул Свен. Он склонился к раненому и прижался к его щеке
в надежде уловить дыхание. - Ты убил единственного бога, которого можно было лю-
бить! Локи, отныне и навеки - ты мой бог!
Веки Локи затрепетали, как парус под дыханием легкого ветерка. Он медлен-
но, с усилием, приподнял их. Свен с радостью смотрел на него, хотя это было и
жутковатое зрелище. У Локи полопались сосуды, и сумасшедший, во весь глаз, зра-
чок, застыл от безумной боли на фоне кровавой радужки. Локи увидел Свена, слабо
улыбнулся, и перевел взгляд за плечо викинга.
За Свеном стояла высокая светловолосая женщина с добрым лицом и мягкими
нежными руками. Ее тяжелые косы были уложены вокруг головы, словно корзиночка.
Если судить по ее простому, кое-где порванному при сопротивлении длинному шер-
стяному черном платью и шали с бронзовой застежкой, ее можно было принять за
крестьянку. Но это была Идун, богиня плодородия, о чем говорил ее пояс, богато
расшитый золотом и жемчугом. Хрустальный, переливающийся изнутри медовым светом
ларец был пристегнут к нему тонкой золотой цепочкой.
Идун опустилась к раненому, развязывая сумку с травами, висевшую у нее
на поясе с другой стороны.
- Нас кто-то атаковал! - Свен услышал шум боя и вскочил, держа обнаженный
меч в руке.
- Это свои, - успокоила его Идун, держа Локи за руку и пытаясь нащупать
пульс. - Я слышу голос Тора.
- Не понимаю, как он мог добраться до него! - вернувшись мыслями к Локи,
воскликнул Свен. - Ведь Локи был на другой стороне стола!
- Бюлейст и не добирался до Локи. Судя по всему, он подошел к нему сам: -
пояснила Идун, внимательно осматривая названного брата.
- Ах, милый Локи, названный брат! - воскликнула она, обращаясь к ранено-
му. - Ну зачем ты хотел умереть!
- А зачем мне теперь жить? - спросил Локи, улыбаясь. - Теперь, когда к
многочисленным ласковым прозвищам, которыми и люди, и боги называют меня, приба-
вилось самое восхитительное - Локи - предатель?
- Перестань! - воскликнула Идун. - Ты нас всех спас - и великанов, между
прочим, тоже! Значит, такова твоя судьба, что выткали на своем ткацком станке
норны! Ты же верил в это - иначе бы ты так не поступил!
- Но почему, Идун, - прерывисто дыша, спросил Локи. - Почему на ткань моей
судьбы всегда идут чьи-то кровавые кишки?
Входная дверь в зал с треском упала. Увидев в руках ворвавшегося могучего
бойца огромный тяжелый молот, Свен понял, кто это. Для того, чтобы оценить си-
туацию, Тору хватило беглого взгляда.
- Я вижу, ты все-таки сделал это! - обратился он к Локи, подходя к ним
вплотную. - Не ожидал, не ожидал! Да, Бюлейст тебя на славу обработал. В Асгард,
скорей! Мы сделаем все, чтобы ты выжил - никто не смеет упрекнуть богов в небла-
годарности! - сурово глядя на Свена, добавил он.
- А мы? - воскликнул Свен. - Нас вы оставите здесь с разъяренными ётунами?
- После того, что ты тут сказал, я не смог бы помочь тебе, если бы даже
очень хотел, - сухо ответил Тор. Неожиданно ободряюще подмигнув Свену, он ударил
молотом в пол. Раздался страшный грохот, сверкнула молния, и боги исчезли. Когда
в глазах у Свена перестали плыть огненные круги, он открыл их и увидел Гейр при
всех ее блистательных доспехах. Она входила в зал во главе своих могучих сестер.
Валькирии с любопытством смотрели на Свена и перешептывались с тихим смешком.
- Мы проводим тебя и твоих родичей до Бильрёста и переведем через него, -
улыбаясь Свену, сказала она, в замешательстве глядя на его дрожащие губы. Подой-
дя к нему, Гейр обняла викинга, чтобы никто из вошедших не смог увидеть позорно-
го для воина проявления чувств. - Что с тобой, Свен?
Дрожа всем телом, Свен обнял ее, с наслаждением прижавшись к ее горячей
шее губами.
- Локи: - прошептал он. - Он: он чуть не:
- Не гневи богов, грустя о предначертанном, - мягко ответила Гейр. - А на-
счет Одина: Он вспыльчив, но отходчив. Не бери в голову.
Свен глубоко вздохнул, словно пробуждаясь от тяжелого кошмара. Оглядев-
шись вокруг, он встретился глазами со своим дядей, который во главе воинов Иль-
вингов как раз ворвался в опустевший зал.
Ильвингам всем удалось вернуться в свой мир не только без потерь, но и
унести с собой большую часть драгоценностей погибшего Бюлейста.
История спасения Идун стала известна людям, но о ней не слагали саг и не
пели песен. Десять лет спустя конунг Норвегии Улав Святой принял христианство. С
тех пор на севере больше не пели старых языческих песен и не слагали новых. Сле-
дует ли считать простым совпадением, что после этого мощь и влияние норманнов в
Европе стало ослабевать? Через сто лет многочисленные острова, находившиеся под
властью Норвегии, начали откалываться от суверена. Не прошло и ста лет после
этого, как звезда норвежцев - завоевателей, державших в страхе всю Европу, зака-
тилась окончательно. Норвегия потеряла независимость и стала вассалом Дании. В
тех же песнях, что Святая Церковь сочла возможным донести до последующих поколе-
ний, из всех героев этой истории лишь пару раз упоминается о Гейр. О Локи нет ни
единого доброго слова. Даже культ Локи в Скандинавии не сохранился, только в ис-
ландских сагах есть упоминания о нем. Образ южного собрата Локи, Прометея, зна-
чительно светлее, несмотря на большую схожесть их судеб.
Единственное, что сохранилось после жестокой борьбы Церкви в умах людей с
погаными языческими идолищами - та странная приписка в первом экземпляре норвеж-
ской Библии. Да и уцелела она лишь потому, что была сделана почти на самом обре-
зе листа и соскоблить ее можно было, лишь рискуя повредить страницу.
5.06. 01. - 11. 06. 01.


1"Говорящее" имя: Скульд (Скальд) - певец, поэт; Гангнрад -"повелитель победы", одно из имен Одина (в т. ч. например, Бельверк - сеятель зла), верховного божества германских народов, под которым он был известен в землях великанов; Гангнрадссон - сын Гангнрада. Вообще в германской мифологии все сверхъестественные существа подразделяются на богов - асов, к которым относится Один и другие упоминаемые здесь боги, ванов - духов, живших вместе с асами в Асгарде, и ётунов -великанов, живших в Ётунхейме и бывших врагами асам, а людям - не всегда.
2 Ильвинг - волчонок (др. норв)
3 Бог поэзии, вдохновения и искусства, по совместительству следивший за соблюдением людьми своих клятв.
4 Самый мягкий и светлый из норвежских богов, погибший по вине великана Локи (Лофта).
5 Богиня плодородия, жена Браги.
6 Еще одно "говорящее" имя - "гейр" - копье; валькирия, любимая дочь Одина, символом которого копье и было.
7 "Радужный мост", мост, соединяющий все миры.
8 "С серебристой холкой", имя коня валькирии.
9 "Черный дракон", живущий в Нильхеле - подземном царстве мертвых.
10 Так великаны называли солнце. Прообразом этой считалки является белая северная ночь, когда солнце катится вдоль края неба, как бы не зная, где ему сесть.
11 Женщина, посланная ванами к асам, букв. - "сила золота". Символизирует жадность и продажность. Один пытался ее уничтожить, но она возрождалась вновь и под именем Хейд творила все больше зла. Была причиной войны между асами и ванами, в которой асы проиграли.
12 "Речи Высокого", строфа 93. Перед этим Свен цитирует строфу оттуда же - "жен хвали на костре", строфа 81.
13 См. "Старшая Эдда", "Речи Фафнира".
14 Вообще у Локи и Сигун было двое сыновей: Нари и Нарви, но кишками Нари боги привязали Локи к скале в наказание за смерть Бальдра, а Нарви превратился в волка-оборотня и благополучно избежал гнева богов.

15 Букв. :"детская комната"


***Примечание. Тем, кто хочет узнать о Локи больше, рекомендую сайт http://lokitemple.narod.ru/modern/writings.htm

© Кузнецова М. А.

Об авторе

 5.06. 01. - 11. 06. 01.
 
 
 1"Говорящее" имя: Скульд (Скальд) - певец, поэт; Гангнрад -"повелитель победы", одно из имен Одина (в т. ч. например, Бельверк - сеятель зла), верховного божества германских народов, под которым он был известен в землях великанов; Гангнрадссон - сын Гангнрада. Вообще в германской мифологии все сверхъестественные существа подразделяются на богов - асов, к которым относится Один и другие упоминаемые здесь боги, ванов - духов, живших вместе с асами в Асгарде, и ётунов -великанов, живших в Ётунхейме и бывших врагами асам, а людям - не всегда.
  2 Ильвинг - волчонок (др. норв)
  3 Бог поэзии, вдохновения и искусства, по совместительству следивший за соблюдением людьми своих клятв.
  4 Самый мягкий и светлый из норвежских богов, погибший по вине великана Локи (Лофта).
  5 Богиня плодородия, жена Браги.
  6 Еще одно "говорящее" имя - "гейр" - копье; валькирия, любимая дочь Одина, символом которого копье и было.
  7 "Радужный мост", мост, соединяющий все миры.
 8 "С серебристой холкой", имя коня валькирии.
  9 "Черный дракон", живущий в Нильхеле - подземном царстве мертвых.
 10 Так великаны называли солнце. Прообразом этой считалки является белая северная ночь, когда солнце катится вдоль края неба, как бы не зная, где ему сесть.
  11 Женщина, посланная ванами к асам, букв. - "сила золота". Символизирует жадность и продажность. Один пытался ее уничтожить, но она возрождалась вновь и под именем Хейд творила все больше зла. Была причиной войны между асами и ванами, в которой асы проиграли.
  12 "Речи Высокого", строфа 93. Перед этим Свен цитирует строфу оттуда же - "жен хвали на костре", строфа 81.
  13 См. "Старшая Эдда", "Речи Фафнира".

 14 Вообще у Локи и Сигун было двое сыновей: Нари и Нарви, но кишками Нари боги привязали Локи к скале в наказание за смерть Бальдра, а Нарви превратился в волка-оборотня и благополучно избежал гнева богов.

 15 Букв. :"детская комната"


***Примечание. Тем, кто хочет узнать о Локи больше, рекомендую сайт http://lokitemple.narod.ru/modern/writings.htm

 

© Кузнецова М. А.

Об авторе

 

::  СОДЕРЖАНИЕ
 
  • Вернуться на главную
  • О Норвегии в целом: климат, Лофотены, национальная валюта, новости
  • Собираемся в Норвегию
  • Бланки виз и др. документы
  • Заметки о жизни в Норвегии
  • С ребенком в Норвегии
  • Фьорд культуры
  • Магазины
  • Путешествия и отдых
  • Замужем в Норвегии
  • Традиции и праздники
  • Рестораны и кафе, рецепты
  • Домашние животныe
  • Медицина
  • Жилье
  • Связь (почта, телефон, интернет)
  • Библиотека
  • Транспорт, транспортные карты, карты города, расписания
  • Форум
  • Прислать статью
  • Прислать замечание
  • Не очень позитивная информация о Норвегии
  • Администрация сайта
  • Дисклеймер
  •  

    ::  ВЕДУЩИЙ РУБРИКИ
     

     

    Вакантно

    Заявка:

    Ваше имя

    E-mail

     

     

    ::  РАНЕЕ ОПУБЛИКОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ
     
  • Библиотека
  • Использование текстового и графического материала сайта разрешается только после письменного согласия Nyinorge.kulichki.com. По всем вопросам обращайтесь: nyinorge@kulichki.com. Сайт обновлен 02-Jul-2003
    All Content © 2002-2003 NYINORGE

    This page is powered by Blogger. Isn't yours?