Stolica.ru
Реклама в Интернет

     
СЕГОДНЯ

Кузнецова М.А.

 

СЕВЕРНАЯ СКАЗКА

  
   Боги всегда могли то, что хотели, но потом они создали людей, которым это оказалось не всегда под силу. И тогда люди изобрели искусство быть собой, что означало быть равным богам. Но те из богов, что часто общались с людьми, то же невольно вступили в игру…
   Старшая Эдда, утерянный фрагмент.
  
   У меня тоже когда-то была девушка, - сказал Локи и поднял руку до подбородка. - Примерно вот такого росточка… Вот только она выросла. Моя девушка была из рода гигантов. Сначала они подобны богам и людям. К сожалению, подобно змеям древности, они не перестают расти. Сигун вытянулась втрое выше, чем был я, когда мы встретились в последний раз. Мы не смогли жить вместе. Она обозвала меня уродливым карликом и выбросила вон из дома. Но, знаешь, вот что странно - я по-прежнему вспоминаю ее такой, какой она была в лучшие наши годы, когда заботилась обо мне и спасала от магического яда наших врагов.
   Лестер дель Рей. День гигантов.
  
  
  
  -- Однако, холодает, - заметил Свен, пытаясь настроить парус по ветру. - И ветер слабеет.
   Локи молча протянул ему свой знаменитый плащ, с которым он никогда не расставался, потому что в нем невозможно было замерзнуть.
   - Да ну что ты, не надо.
  -- Брось, - усмехнулся Локи. - Кого я выловил из воды два часа назад, всего посиневшего? Бери, на здоровье.
   - Да, не повезло мне, - вздохнул Свен, кутаясь в плащ. Это была работа известных мастеров - черное плотное сукно с нежнейшей подбивкой из соболей и роскошной вышивкой золотом, изображавшей невиданную яркую птицу Феникс, так что плащ был заметен издалека. - Уже ведь почти дома были! А какой груз везли! Эх, Локи, если бы ты знал! И главное - все чужие моря прошли, а тут у самого дома, можно сказать… Все же погибло.
   - Ты не погиб, - сухо возразил Локи, и в его холодных зеленых глазах мелькнула сердитая рыжая искра. - Я слышал, для вас, людей, жизнь - это самое важное.
   - Так - то оно конечно так, - согласился Свен, отведя взгляд. Локи был статен и красив, с приятным, немного насмешливым лицом, но было в его глазах нечто такое, что заставляло людей избегать его взгляда. По крайней мере, днем. - Ну, и ты очень вовремя появился. Меня носило по волнам со вчерашнего дня, у меня уже руки разжиматься стали. Все, думаю, вот и конец мне пришел. А тут ты.
   - Странный шторм, - сказал Локи задумчиво. - В середине лета.
   - Очень странный, - кивнул Свен. - Вода вся так и вспучивалась, а ветра при том не было.
   - Совсем не было? - Свен кивнул.
   - Морские змеи играли, значит, - усмехнулся Локи. - Да, такого в южных морях не найдешь. В неспокойном месте ты живешь, Свен. И великаны через реку от тебя живут, и морские змеи под боком… Мост Бильрест еще не завалился?
   - Нет… Говорят, где-то здесь живет сам Гунвальд, - заметил Свен. - Слыхал про такого?
   - Слыхал, - кивнул Локи, с тревогой взглянув на берег. Зеленая чаща весело улыбалась в обрамлении угрюмых скал. - Лучше бы ты все-таки назад в Норвегию перебрался. Не любит он меня. Мне бы здесь лучше совсем не появляться.
   - Поздно, - развел руками Свен.
   - Локи, смотри! Что это? - воскликнул он, обернувшись на корму.
   Локи обернулся к нему: - Ну, где?
   И тут он увидел - длинный пенистый след, изгибавшийся на гладкой поверхности моря. Раздался всплеск, из воды показался острый темно-лиловый плавник, вскипели бурунчики, и все снова исчезло.
   - Оно направляется к нам! - воскликнул Свен, бледнея. - И, судя по скорости, совсем не с дружественными намерениями!
   - За весла! - воскликнул Локи, хватаясь за свою пару. - Это морской змей! Давай к берегу, на земле он бессилен!
   Свен, как заправский гребец, ухватил свои, и они помчались.
   - Это Рагнар, самый глупый и тщеславный из всех морских змеев! - прокричал Локи, оглядываясь. - Давай, нажимай, Свен! Он самый большой и самый сильный при этом!
   Локи выругался, взглянув на провисший парус: - И ни ветерка! -- Не уйдем!
   Убрав свои весла, он метнулся на корму, и стал бешено рыться в тюках с вещами.
   - Локи, ты чего? - крикнул Свен в промежутках между гребками. Локи, улыбаясь, показал ему меч. - Может, не стоит? Может, подналяжем - да и обойдется?
   - Я, конечно не Тор, - ободряюще ответил Локи, поспешно и ловко натягивая легкую серебряную кольчугу. - Но я все-таки бог!
   Свен покачал головой, не переставая грести.
   - Тебе уже приходилось драться с морскими змеями? - спросил он с сомнением в голосе. Локи отрицательно помотал головой и подмигнул Свену. Огромная клыкастая пасть с шумом появилась из воды у него за спиной.
   - Берегись, сзади! - отчаянно закричал Свен, однако обернуться Локи уже не успел. Рагнар сделал ловкое движение нижней челюстью и буквально насадил его на клык, но Локи взмахнул рукой и уперся мечом в его нёбо, не давая ему закрыть пасть и перекусить себя пополам. До пояса он был защищен бортом лодки, и зуб змея пробил ему спину чуть выше талии и вышел с правой стороны груди, где-то на уровне сердца, еще примерно на локоть. Ядовитая кровь с шипением хлынула на Локи, Рагнар яростно взревел.
   - Рвани лодку с места, посильнее! - крикнул Локи, крепко сжимая меч, а другой рукой изо всех сил вцепившись в лодку. Свен с силой загреб и резко толкнулся. Лодка подпрыгнула на месте и дернулась вперед. Локи резко наклонился. Раздался отвратительный хруст, пасть Рагнара захлопнулась, и он исчез в воде, а зуб его остался в груди Локи.
   - Ты ранен! - воскликнул Свен, в ужасе глядя на огромный окровавленный клык, торчащий из груди Локи и порываясь бросить весла, чтобы помочь ему.
   - Ты греби давай! - сурово воскликнул Локи, перебросив меч в левую руку. Клык и так частично заслонил ему обзор, но, взглянув на свою грудь, он ощутил неожиданную слабость в ногах, и сразу же пришла боль. Линия разлома была чистой - клык отломился почти ровно по линии его тела, Локи чувствовал это - если бы это произошло иначе, Локи теперь было бы достаточно сложно поддерживать равновесие.
   - А зуб-то был с гнильцой, видать, - пробормотал он, отведя глаза. Рагнар, разбрасывая клочья кровавой пены, с ревом вынырнул справа от лодки. - Береги весла! Он хочет перекусить их!
   Свен ловко поднял весла и швырнул их внутрь лодки, Рагнар бросился было за ними к борту, но Локи ударил его мечом по глазам, да так, что тот едва успел отпрянуть. Взвыв от ненависти, он вдруг неожиданно закрутился винтом и нырнул, оставив после себя лишь быструю воронку.
   - Сейчас он поддаст снизу, это верная смерть! - закричал Локи, с усилием переваливая себя через борт. - Прыгай, Свен!
   Свен вскочил, но запутался в бухте якорного каната, сложенного на дне, и упал.
   - Скорее, Свен! - воскликнул Локи, с тревогой глядя в глубину. - Ну же!
   Свен поднялся, но тут вода забурлила, зашипела, и лодка заходила ходуном. В следующую секунду ее подняло огромным крутящимся столбом, который змей вытолкнул перед собой, прежде чем появиться из воды, доски затрещали. Локи отбросило в сторону, но он еще успел увидеть, как из воды появилась чудовищная морда Рагнара, облепленная ракушками и водорослями, черная от крови. Змей, словно играя, подкинул лодку далеко вверх. От удара она переломилась пополам, и человеческая фигурка, нелепо кувыркаясь, взлетела в бледно - голубое небо. Обломки лодки рухнули в воду, и ударной волной из рук Локи вышибло меч. Он ухватился за проплывающий мимо обломок, который не так давно был кормой, потому что его тянуло вниз под тяжестью кольчуги. Рагнар, подняв голову вверх, широко распахнул пасть, словно ухмыляясь.
   - Нет! - в ужасе закричал Локи.
   Медленно взмахнув руками, Свен плавно упал прямо в подставленную пасть, и Рагнар с жутким хрустом захлопнул ее. Громко сглотнув, Рагнар удовлетворенно расхохотался.
   - Вот и конец тебе, Локи! - торжествующе воскликнул он. - Я, Рагнар - убийца Локи, этого проклятого смутьяна, да, я!
   - Свен, дружище… - пробормотал Локи, все еще не в силах оторвать глаз от змея. Ослепительные солнечные блики играли на его серебряной чешуе, повторяя движения вздувавшегося над проходившим телом Свена пищевода.
   - Прости, не довез я тебя до дому… Говорил ведь, что неспокойное место здесь… Ну, ничего, в Валгалле теперь встретимся, - "Ты-то теперь там и с Гейр, а я-то здесь и с Рагнаром", мрачно подумал Локи.
   Рагнар обернулся: - Их вроде было двое! А, вот ты где!
   - А вот Тор бы не потерял меча, - инстинктивно сжав кулаки, сказал сам себе Локи. - Хотя проку от него… Вот и нечего раненому лишнюю тяжесть таскать. Не мое это оружие. Головой надо работать, головой!
   - Ну, букашка, ты был хорош в бою. Этот презренный трус даже не принял бой, пытался удрать. А еще бог! - продолжал Рагнар. - Но теперь и тебе конец!
   - Умрем вместе, сильнейший! - глотая слезы, сказал Локи смиренно.
   - Не смеши меня! - воскликнул Рагнар. - У тебя больше ведь даже твоего жалкого меча нет!
   - Да, конечно, - согласился Локи. - Но разве ты не знаешь, ужасный, что боги - смертельная отрава для морских змеев?
   - Что такое? - насторожился Рагнар. - Гунвальд мне ничего такого не говорил. И посланник его то же!
   - Увы, могучий Рагнар! - со вздохом сказал Локи.- Этот проходимец, незаслуженно пользующийся дружбой самого великого и хитрого змея, послал тебя на верную смерть. Но ты не расстраивайся, я знал одного змея, который остался жив, после того как слопал какого-то бога. Счастливая случайность! Так что видишь, у тебя еще есть шансы. Но тот бог был какой-то мелкий, правда, не чета Локи…
   - Только одного? - нервно воскликнул Рагнар. - Ах, почему я просто не раздавил вашу жалкую лодчонку в щепки!
   - Он, конечно, долго болел, - невозмутимо продолжал Локи. - С него вся чешуя слезла, а новая выросла какая-то коричневая, с оранжевыми пятнами.
   - С оранжевыми пятнами? - в ужасе переспросил Рагнар.
   - Да, сильно отравился, - покачал головой Локи. - Ну, ничего, все -таки живой, правда?
   - Ох, я уже чувствую изжогу! - завопил Рагнар, от волнения свиваясь кольцами и пуская огромные буруны. Локи едва не захлестнуло с головой, но он все же удержался на поверхности и умудрился не выпустить доску из рук. - Проклятый Локи! Ненавистный лгун Гунвальд! Послушай, а ты случайно, не знаешь какого-нибудь противоядия?
   - Да, слышал кое-что, - крайне неохотно сказал Локи.
   - Так говори же скорей! - зарычал от нетерпения Рагнар.
   - А ты меня не съешь? - недоверчиво спросил Локи.
   - Да какая уж тут еда! - чуть не плача, простонал змей. - Ну, говори же!
   - Говорят, есть такой особенный налет, ну, вроде плесени, на стенах некоторых прибрежных пещер, - сказал Локи. - И вот если его полизать, ешь хоть богов, хоть кого угодно.
   - А ты сам его видел? - Локи кивнул.
   - Решено, - сказал Рагнар, распрямляясь и подплывая вплотную к Локи. - Забирайся на меня. Я отвезу тебя на берег, и ты мне найдешь такую пещеру.
   - Как прикажешь, великолепный, - сказал Локи, отпуская доску и с трудом закидывая сведенные судорогой руки на шею змея, попутно отметив про себя, что она ничем, кроме чешуи, не защищена, в отличие от остального тела, плотно усеянного ядовитыми шипами. С трудом вскарабкавшись на дрожащего от нетерпения змея, он осторожно обнял его за шею - торчащий из груди клык ему здорово мешал. Наконец Локи устроился и крикнул Рагнару, что он готов. Змей рванул к берегу так, что Локи чуть не сорвало с него потоком воды.
   - Эй, полегче! - закричал Локи. - Я же так захлебнусь!
   - Конечно, конечно, - льстиво пробормотал Рагнар, сбавляя скорость, хотя по-прежнему вода вслед за ним только что не вскипала. Локи приподнялся и вгляделся в стремительно набегающий берег. Они с Рагнаром заметили подходящую пещеру одновременно. Она была почти что в полосе прилива - круглая дыра в основании обрывистого скального массива, а на козырьке, нависавшем над ней, валялись внушительные глыбы со свежими линиями разломов - следы вчерашнего шторма.
   - Ах, как мне повезло, что ее вчера не завалило! - воскликнул Рагнар.
   - Ты даже не представляешь, как тебе повезло, - измученно улыбаясь, пробормотал Локи себе под нос. Вслух же он спросил:
   - А что вчера было-то?
   - Да, разыгрались с братьями. Гунвальд в гости приходил - он же в змея умеет превращаться, то да се. Показывал новые приемчики, как корабли топить. Вот умора! - пояснил Рагнар и остановился. - Все, мелко. Ты сходи-ка, проверь, есть ли там эта плесень, и меня позовешь. Я тебя тут подожду, а то по земле я не ходок.
   Локи рухнул в воду - оказалось по грудь, и с трудом побрел к берегу. Сгустки запекшейся крови размокли, и черная дорожка потянулась вслед за ним. Выйдя на берег, он шатаясь подошел к пещере, зашел внутрь и прислонился к стене. В глазах у него сразу потемнело, к горлу подкатило удушье. Все же размер пещеры показался ему достаточным.
  -- До чего хлипкий народ пошел! - с тревогой прищелкнул языком наблюдавший за ним Рагнар. - На один зуб всего! Не дойдет ведь…. Во, дошел. Эй, ты! Не умирай там, погоди! Есть там плесень лечебная, или нет? Ты меня хоть слышишь?
   Локи вышел из пещеры, вскарабкался на козырек, и улыбаясь, помахал змею рукой в том смысле, чтобы он полз к пещере. Рагнар осторожно выбрался на песок и удивительно быстро, хотя и неуклюже, пополз ко входу в пещеру.
   - Где же она? - подозрительно спросил змей, заглянув вовнутрь. - Где плесень?
   - Она на самой дальней стене, ужасный, - почтительно ответил Локи, склоняясь и незаметно проверяя устойчивость ближайшей к себе глыбы. Рагнар довольно хмыкнул, приняв это за поклон, и засунул голову в пещеру полностью. Локи напрягся, пытаясь раскачать массивный обломок. Камень поддался неожиданно легко, и Локи, стиснув зубы, продолжал раскачивать его, стараясь не смотреть, как горячими ритмичными ударами фонтанирует из-под торчащего в его теле змеиного клыка кровь.
   - Слушай, все забываю тебя спросить, - глухо пророкотал Рагнар из пещеры. - А как тебя зовут?
   - Мое имя - Локи, глупец! - воскликнул тот, сталкивая камень вниз. Яростный рев был ему ответом. Змей метнулся обратно, но было уже поздно. Глыба упала точно ему на шею и переломила хребет. - Прощай!
   Ядовитая черная кровь с шипением хлынула на песок, расплавляя его. Тело змея изогнулось в агонии. Присевший передохнуть Локи увидел несущийся на него дергающийся хвост, когда он был уже в двух локтях. Обхватив Локи, хвост последний раз конвульсивно сократился, метнув его прямо в глубину прибрежного леса. Полет продлился несколько больше, чем Локи этого хотелось, но благодаря этому он успел перевернуться на спину - ему казалось, что если он упадет на землю грудью, от удара клык выскочит из его тела, и он сразу умрет. Грохнувшись всеми костями о землю, он потерял сознание.
   Открыв глаза, Локи с удивлением обнаружил себя на подъездной дорожке к неизвестному замку, который казался особенно мрачным на фоне нежно - розового заката. У него возникли сильнейшие сомнения в том, что обитатели этого замка будут рады его видеть, но все же вряд ли бы они решились нарушить священные законы гостеприимства и отказать в приюте раненому. Кряхтя, он поднялся и решительно постучал в ворота.
   - Кто там? - раздался нежный женский голос.
   - Я ранен, безоружен, я один, - ответил Локи, не торопясь называть свое имя. - Пустите меня.
   - Да, конечно, - ворота с натугой заскрипели, и Локи увидел женщину, которую меньше всего ожидал здесь увидеть и о которой, как ему казалось, он давно уже забыл.
   - Когда она успела стать человеком? - ошеломленно пробормотал Локи, поспешно отворачиваясь.
   - Проходите, - сказала Сигун ласково. - Какая ужасная рана!
   - Нет-нет, не стоит беспокойства, я, пожалуй, пойду, - глухо сказал Локи. - Не смею обременять вас своим присутствием, это может быть опасно для вас. За мной гонится морской волшебник Гунвальд. Я просто хотел спросить дорогу до ближайшей деревни.
   - Но в этой долине никто больше не живет, кроме нас, - возразила Сигун. - А во-вторых, где можно надежнее всего спрятаться от Гунвальда, если не в его собственном замке?
   - В его собственном замке? - повторил Локи с отчаянием. Это было слишком большим невезением - силы изменили ему, и он упал. Сигун бросилась к нему, подняла голову из придорожной пыли и увидела его лицо.
  -- Локи, это ты? - обрадованно сказала Сигун.
  -- Да, - ответил Локи мрачно. - Довольна ты теперь?
   И он отключился.
   Придя в себя, Локи открыл глаза и сразу же увидел перед собой огромную дыбу во всем ее мрачном великолепии. Он поспешно зажмурился и осторожно посмотрел направо. Там обнаружился вид не лучше - заржавленная решетка для поджаривания человека на медленном огне. Сам же он находился, судя по всему, в достаточно мягкой и удобной кровати, но это еще ни о чем не говорило. Локи полежал некоторое время с закрытыми глазами, размышляя, стоит ли теперь смотреть налево, или лучше поберечь собственные нервы, но в конце концов решил рискнуть и увидел Сигун, аккуратно пришивающую заплатку на его рубашку.
   Заметив, что он очнулся, Сигун радостно улыбнулась, оставила работу и наклонилась, чтобы поцеловать.
   - С возвращением, рыжик, Локи, сын Фарбаути, названый сын Одина!
   - Иногда я жалею, что боги освободили меня, - сказал Локи, отстраняясь.
   - Но почему? - удивилась она. - Неужели ты тоскуешь по тем мучениям, что испытывал тогда, когда на твое лицо капал яд?
   - Да, хотя бы потому, что теперь мучить меня будешь ты, - согласился Локи.
   - Послушай, я не собираюсь тебя мучить, - возразила Сигун. - Наоборот, я выходила тебя, и это была задачка не из легких - зубы морских змеев сами по себе очень ядовиты, а ты протаскал его в своем теле по меньшей мере полдня.
   - Спасибо, конечно, и извини за доставленные хлопоты, - сказал Локи. - Тогда зачем же я лежу в камере пыток, если не секрет?
   - Это замок Гунвальда, и он, насколько мне известно, спит и видит твою голову на шесте для трофеев, - пояснила Сигун. - Сейчас его нет дома, но он всегда возвращается очень внезапно, и поэтому я прячу тебя здесь. Это не камера пыток, ты ошибся - это просто склад пыточных инструментов, а сюда он редко заглядывает. Ты же знаешь его характер - он обычно не успевает ими воспользоваться.
   - Надеюсь не узнать, - содрогнувшись, сказал Локи.
   - Для меня мучительно и видеть тебя, - сказал Локи, помолчав. - Как ты здесь оказалась и каким образом сделалась человеком? Ведь ты не владела искусством превращений, в отличие от большинства великанов, или я опять ошибаюсь?
   - Ты прав, - кивнула Сигун. - Гунвальд похитил меня, соблазнившись на мою красоту.
   - Но ведь он человек, - недоверчиво сказал Локи. - Как он мог похитить великана?
   - Он превратился в морского змея и украл меня, когда я купалась в море. Ему, правда, помогали несколько других змеев, - уточнила Сигун. - Им не пришлось тащить меня далеко - ведь владения великанов начинаются совсем рядом здесь. А потом превратил меня в обычного человека.
   - И давно ты живешь с ним?
   - Почти с тех самых пор, как … Тор освободил тебя, и я бросила тебя, увидев, что выросла.
   - И как он тебе? Устраивает? Во всех отношениях?
   - Ах, Локи, перестань, - отмахнулась Сигун. - Ты не изменился.
   - Зато ты, я гляжу, изменилась, - задумчиво сказал Локи.
   - Да. Но ты знаешь, мне нравится быть человеком.
   - Вот как? Почему же?
   - Ты же знаешь, боги отмеряют всем поровну доброты, ума, храбрости и других чувств. Но они не учитывают объем, понимаешь? Поэтому-то мы, великаны, такие бесчувственные и жестокие, насмешливые и эгоистичные.
   - Однако ведь чувства можно развивать и самому, - заметил Локи.
   - Можно, - согласилась Сигун. - Но это очень трудно, когда все вокруг подталкивает тебя к прямо противоположному образу мыслей и действий. И обычно это великанам не удается.
   - Многим людям то же, - усмехнулся Локи. - Постой, но ведь и способность любить боги то же всем дают одинаковую.
   - Да, - кивнула она. - Потому-то мне и нравится быть человеком. Я теперь могу любить, любить по-настоящему, понимаешь?
   - И ты любишь Гунвальда?
   - Ах, оставь, - возмутилась Сигун. - Он похитил меня и убил всех моих братьев, когда они пришли сюда и пытались вернуть меня. Я люблю тебя, Локи.
   - Ну да, конечно, - простонал Локи. - Перестань!
   - Не смей смеяться надо мной! - воскликнула Сигун рассерженно, но тут же остыла. - Что я говорю, ведь я сама над тобой смеялась… Прости же меня, глупую девчонку! Я сама не понимала, какую боль причиняю тебе. Ты был так ласков со мной, так добр…
   - Я.. - Локи ощутил спазм в горле и с трудом сглотнул. - Я любил тебя, Сигун. Я больше никого никогда не любил, потому что перестал верить женщинам. Да и к тому же наши богини и валькирии такие же бесчувственные и жестокие, как и вы, великаны. Отмеряя чувства людям, боги никогда не берут этого себе. Они считают чувства презренной человеческой слабостью. Когда мой названый брат Тор узнал, как ты со мной поступила, он тоже смеялся. Он счел это отменной шуткой. Я любил тебя, Сигун, но все это в прошлом. Ты такая же, как и все.
   - Прости меня, Локи, я тебя умоляю! - со слезами в голосе воскликнула Сигун. - С того момента, как я почувствовала, что такое любовь, я поняла, как отвратительно я поступила с тобой, и все эти годы терзалась чувством вины перед тобой, Локи. Ты единственный и вправду любил меня. К сожалению, я поняла это слишком поздно. Ты больше меня не любишь, я понимаю, но я ведь не прошу твоей любви - я прошу лишь прощения, Локи!
   Она расплакалась, вытирая слезы его рубашкой.
   - Ты ведь знаешь, что не так давно далеко на юге родился сын одного из богов, который учит прощать всех, кто тебя обидел, и даже своих врагов, - сказал Локи задумчиво.
   - Ну да… Это который уничтожил всех греческих богов, а всех людей пытается превратить в своих рабов, и для борьбы с которым тебя и решено было освободить?
   - Да, именно. Но это слишком ново для меня, это невозможно сложно. Люди и те убили его, не в силах исполнять его учение. А я всего лишь бог.
   - Локи, пожалуйста! - всхлипнула Сигун. - Ты можешь все, что хочешь, ведь ты же бог! Прости меня!
   - Да ладно тебе, - улыбнулся Локи. - Ну, перестань мочить мою рубашку. Я давно забыл об этом, брось переживать. Ну не плачь, Сигун! Хочешь, я тебя поцелую, как в детстве?
   - Сигун улыбнулась сквозь слезы, последний раз всхлипнула и высморкалась.
   - Конечно, хочу, - сказала она. - В нос?
   - Нет, не в нос, - нежно сказал Локи, привлекая ее к себе.
   - Постой, ты же был ранен…
   - Раны богов заживают быстро…
  
   - Мне приходилось заниматься этим в самых разных местах, - заметил он, увидев, что Сигун открыла глаза. - Но в камере пыток еще как-то не доводилось…
   Сигун усмехнулась, пробормотала что-то и снова закрыла глаза, привалившись к его плечу. "Но почему она не спрашивает меня, как я оказался здесь?", размышлял Локи. Он слишком хорошо знал ее, чтобы поверить в случайность такого совпадения. Но все же…
   - Ты знаешь, - негромко сказал он. - В учении Христа я нашел одну любопытную вещь. Он говорит, что каждое дерево познается по его плодам, имея в виду людей и их детей. А кто мои дети? Чудовища и злобные уроды. Один Фенрир чего стоит. Я сам иногда его боюсь. А ведь Ангрбода была очень даже ничего, да и я, вроде, не такой уж и страшный…
   Как он ожидал, Сигун, даже во сне, не смогла снести такого страшного оскорбления вкупе с упоминанием имени другой женщины и очнулась окончательно. Приподнявшись на локте, она перебила мужа:
   - Ну, ты говори, да не заговаривайся! Наши дети тебе не нравятся тоже?
   - Что ты! - искренне откликнулся Локи. - Нари и Нарви - моя единственная отрада. И что с ними стало? Нари погиб из-за меня. Нарви был вынужден превратиться в волка и покинуть Ётунхейм, чтобы жить среди людей. Его род был обширен и продолжился. Со мной был такой Свен Ильвинг, его - и наш с тобой - дальний потомок. И я гордился им. Там было чем гордиться… Представляешь, он соблазнил одну из валькирий, и она стала его женой.
   - Теперь я верю, что этот Свен действительно твой потомок! - фыркнула Сигун, впрочем, внимательно слушавшая мужа.
   - Ну ладно, Сигун, перестань, - расхохотался довольный Локи, но тут же посерьезнел. - И что же? Свен погиб тоже. Из-за того, что я оказался рядом с ним. Почему все, что оказывается рядом со мной, либо гибнет, либо преображается самым отвратительным образом? Как будто мое присутствие заставляет каждого показать все то худшее, что в нем есть, и это худшее начинать в нем преобладать и побеждает, превращая тех, кто любит меня, в отвратительных предателей и чудовищ…
   Говоря все это, он внимательно следил за лицом жены. Сигун попыталась было отвернуться, но он мягко не позволил ей этого.
   - В Миклагарде, на рынке, я видел у арабов одну удивительную вещь, - продолжал Локи. - Стекло, хитрым образом изогнутое, увеличивает маленькие предметы и приближает те, что далеко. Называется линза. Так вот, я иногда кажусь себе такой огромной линзой, сквозь которую выпячиваются и становятся отчетливо видны все людские пороки. Почему так? Ну что я такого делаю, Сигун?
   - Ты ведь убил Бальдра? - неохотно заметила Сигун. Локи устало поморщился. - Подожди! Я знаю, что хотел показать этим. Глупость богов. Но для этого ты уничтожил самого лучшего из них. Видишь ли, ты очень жестокий. Это трудно выдержать.
   - Я? - изумился Локи. - Да по сравнению даже с моим братом Одином…
   - Это совсем не то, - покачала головой Сигун. - Ты был прав. Боги действительно очень глупые. Твой брат Один, ты уж прости меня, по сравнению с тобой туп как старый топор! - Локи озадаченно-польщенно улыбнулся. - Ты намного умнее его, и это и страшно. Я прекрасно понимаю тебя, но иногда я так тебя ненавидела…
   - Когда? - Локи весь подобрался. Начиналось самое интересное, ради чего, собственно, он и затеял весь этот разговор. Сигун помолчала немного и ответила:
   - Когда ты не дал Сурту похитить меня…
   - Я не дал Сурту похитить тебя? - медленно и холодно повторил Локи.
   - Да! - гневно воскликнула Сигун. - Ты хотел, чтобы я ушла к нему сама! К тому же, ты оставил себе Нари!
   - Я отдал тебе Нарви, - возразил Локи.
   - Нет уж, все или ничего! - возразила Сигун. - А ты просто выгнал меня из дома, как будто тебе на меня совершенно наплевать! Куда я, с кем я… Так не поступают настоящие мужчины! Я, между прочим, твоя жена!
   - Ты только поэтому и осталась? - медленно спросил Локи. - Мне назло? - Сигун всхлипнула и отвернулась. - Но почему же потом, когда я… когда меня… Словом, мы оба никогда не забудем водопад Франангр. Почему же ты осталась со мной?
   - Ты… А, неважно. Я не смогла, - равнодушно сказала Сигун.
   - Но ты же смогла, когда меня освободили, - заметил Локи. - Что же изменилось?
   Сигун молчала.
   И вдруг он понял, почему, и оскорбился до такой степени, что если бы она была мужчиной, он бы убил ее на месте.
   - Если ты была со мной тогда, на скале, только потому, что не хотела оставлять меня там одного и беспомощного, то поздравляю, - нехорошо кривя лицо, проговорил он сквозь зубы. - Ты была первой христианкой в Ётунхейме! Ётун-христианин - это что-то новенькое!
   Сигун молчала.
   - Ты должна была уйти, если так, - сказал Локи. - Я тебя не держал.
   Жена промолчала и на этот раз. Не выдержав, он отвернулся от нее, лег лицом вниз и уткнулся в подушку. Внутри Локи всего жгло так, как не жгло и тогда, когда он проглотил огонь. От оскорбления можно увернуться смехом, но от жалости спрятаться нельзя никак.
   - Вот видишь, какой ты жестокий, Локи, - грустно сказала Сигун. У того чуть не разорвалось сердце. "Сначала они издеваются над тобой, а потом еще и упрекают тебя в жестокости", мелькнуло у него. - Ты никого не держишь и ни к чему не принуждаешь. Ты хочешь, чтобы каждый решал за себя и отвечал за это. Я этого не хотела, когда была молода, но с тобой ведь нельзя иначе. Я хотела, чтобы ты понял - я могу уйти от тебя. Не к другому мужчине и не тогда, когда ты станешь мне бесполезен и будешь даже обременять меня. Нет. Сама. Так, как ты и хотел, я все решила для себя сама и ответила за это. А теперь я сама хочу тебя, хочу, чтобы ты был со мной. И когда я сделала так, как ты хочешь, ты отвернулся от меня… Если это не жестокость, то что же это?
   - Прости меня, Сигун, - выдохнул Локи, поворачиваясь к ней и целуя ее. Мудрость жены всегда потрясала его. Просто они так давно не виделись, что он успел уже об этом порядком подзабыть. - Так, может, мы все-таки перейдем в какое-нибудь менее мрачное место?
   Он считал, что узнал все, что хотел узнать, и даже больше. Сигун не сказала прямо, что она подстроила его появление в замке, но теперь Локи не сомневался в этом.
   Оставалось только узнать, зачем.
   Локи надеялся, что успеет узнать это до того, как выполнит ее желание.
   Ведь ясно было, что после этого он станет ей совершенно не нужен. Сигун была права. Локи научил ее быть свободной. Больше всего Локи впечатлило то, что Сигун готова отвечать за свои поступки. Теперь страшно было даже и представить, что она задумала.
   И, может быть, впервые в жизни, Локи подумал о том, что возможно, свобода нужна не всем?
***
   - Какой великолепный сегодня день! - воскликнул Локи. Они сидели в роскошной трапезной, щедро украшенной разноцветными занавесями из дорогих заморских тканей, и в огромные окна мягко и застенчиво заглядывало всходящее солнце. - Я так давно не завтракал такими восхитительными яствами! Особенно эта селедочка холодного копчения - ничего подобного я не пробовал на всем западном побережье!
   Сигун, сидевшая рядом с ним, счастливо улыбнулась и положила голову ему на плечо:
   - Тебя сегодня радует только хорошая погода и вкусная еда?
   - Нет, конечно, - улыбнулся Локи и обнял ее, плотно прижав к себе.
   - Я люблю тебя и всегда буду с тобой, - прошептал он ей на ухо.
   - Слушай, - сказал он с набитым ртом, вернувшись к еде. - Я уже поправился, и я особенно не расстроюсь, если Гунвальд по возвращении домой не застанет меня здесь. Другими словами, почему бы нам не сбежать?
   - С тобой, Локи - хоть на край света, - отвечала Сигун. - Но я уже пыталась бежать отсюда, несколько раз. Это в общем несложно. Горы запирают долину только с востока и запада, и путь на юг открыт - он лежит через лес. Да только Гунвальду мои побеги в конце концов надоели, и заколдовал меня так, что если я покину долину, я сразу умру.
   - Да ты что? - огорчился Локи. - Но ведь любое заклятье можно снять.
   - Да, - согласилась Сигун. - Он сказал, что я смогу уйти отсюда, только когда он умрет.
   - Вот как, - сказал Локи задумчиво. Он и не ожидал, что все будет так легко и просто. Сигун совершенно спокойно раскрывала ему свои планы и желания. И действительно, в такой просьбе он не отказал бы ей. Но что-то его все равно настораживало, хотя он не мог понять, что именно. Да и Локи, как это ни странно, вдруг начал испытывать отвращение к убийству. "Старею", усмехнулся он про себя, хотя прекрасно знал причину. Только что он потерял одного за другим двоих самых своих близких людей - брата и сына. - То есть ты говоришь, что если я хочу уйти отсюда вместе с тобой, мне придется убить Гунвальда? Но у меня ведь даже меча нет.
   Сигун проворно вскочила с места.
   - В замке тоже нет оружия, - сказала она. - Гунвальд предпочитает полагаться на свою волшебную силу. Но я кое-что приготовила для тебя.
   Она отдернула одну из занавесей, за которой оказался просторный шкаф, и вынула из него узкий изогнутый меч жуткого вида.
   - Постой, - сказал Локи. - Что-то очень знакомое…
   - Я сделала его из того клыка, что ты принес в себе, - кивнула Сигун. - Ты, кстати, так и не рассказал мне, где ты его взял. На самом деле это очень хороший меч. Зубы морских змеев прочнее железа, но намного легче его. Возьми, - она протянула меч Локи. Тот взял его и с интересом стал рассматривать.
   - Я так же починила твою кольчугу, как могла, - добавила Сигун, доставая ее из шкафа. - Так что ты вполне подготовлен.
   - Да, - заметил Локи, слегка взмахнув мечом и пробуя его в руке. Меч оказался очень легким, рукоятка удобно сидела в ладони. - А ты, оказывается, человек неожиданных талантов.
   - Если ты убил змея на берегу, ты, конечно, можешь сходить и взять свой меч из его тела, - сказала Сигун. - Это недалеко здесь.
   Локи отрицательно покачал головой:
   - Я убил его на берегу, но моего меча там нет.
   - Ты убил змея голыми руками? - восхитилась Сигун.
   - Можно и так сказать, - усмехнулся Локи.
   - Послушай, Сигун, - сказал он, внимательно исподволь наблюдая за женой. - Я вот думаю - может, не стоит? Один и Фриг решили, что по характеру я больше всего подхожу для покровительства торговле. Я не воин, понимаешь? Хотя я, конечно, не трус.
   - После того, как ты убил морского змея голыми руками, никому и в голову не придет подобная мысль, - улыбнувшись, перебила его Сигун.
   - Да уж, - усмехнулся Локи. - У меня вот есть брат Тюр, слышала, наверное? Так он был на Европейском слете богов - обсуждали, что нам делать с богом, который надвигается из какой-то маленькой страны за Средиземным морем и хочет уничтожить всех нас. Так вот, Тюр со своими собратьями по призванию Марсом и, как его, Аресом - они тогда еще были живы, - так напились на радостях от встречи, что… Там рядом был город Рим, говорят, очень богатый и красивый город. Его даже называли вечным. Ну, братики немножко пошалили… Под видом местных вандалов и гуннов, конечно. И от Рима не осталось камня на камне.
   - И вот Тюр бы взял этот меч, не колеблясь, и конечно убил бы Гунвальда. - перестав улыбаться, сказал Локи. - Но из-за того, что я решил драться, погиб мой друг Свен - я о нем тебе рассказывал ночью, да и я сам был ранен…
   - Откуда ты вообще, кстати, здесь взялся? - спросила Сигун. - Я думала, что ты давно уже выполнил поручение Одина, живешь себе в Ётунхейме и в ус не дуешь…
   - Один послал меня в Миклагард разобраться в причинах неожиданной гибели греческих богов, и я сделал это, - пояснил Локи. - Там я случайно встретил Свена. Он взял меня к себе на корабль. Свен как раз собирался домой, в Исландию. Он вынужден теперь жить там. Конунг Улав начал насаждать христианство и в Норвегии, и всем, кто предпочел Христу своих старых богов вроде нас с тобой, пришлось покинуть землю своих предков.
   - Да, это уже серьезно, - заметила Сигун. - Я надеюсь, ты точно выяснил, как нам бороться с этим южным богом?
   Локи кивнул и продолжал:
   - Платы за проезд Свен с меня не взял. Я пообещал провести его драккар через проливы, что находятся севернее и кишат морскими змеями. Я же, как-никак, отец их родоначальника, Ермунганда… И буквально когда мы только подошли к ним, за мной, грохоча на всю округу, явилась одна моя старая знакомая валькирия. Одину не терпелось узнать о результатах моего путешествия. В особенности его, конечно, волновало, как я намереваюсь спасти богов от бесславной гибели под тяжестью креста. Я обещал вернуться, и я сдержал слово, но было уже поздно.
   - Возвращаться всегда поздно, - вздохнула Сигун.
   - Корабль Свена утонул в буре, поднятой играющими морскими змеями. Хорошо, хоть его самого я успел подобрать. А когда я вез его на своей лодке, один из них увязался за нами. Так вот, Свен советовал не принимать бой, а попытаться убежать. Но я взял меч, и … он погиб. Я теперь все время думаю - может… он уцелел бы, если бы я остался собой? Я ведь убил Рагнара, даже не прикоснувшись к нему, только за счет собственных мозгов. Хватит! Я не хочу больше изменять себе и решать проблемы с помощью меча.
   - Локи, ты, конечно, прав, драка - это не твоя стихия, - рассудительно сказала Сигун. - Но ты все-таки должен признать, что некоторые проблемы в этом мире можно решить только с помощью меча.
   - Я об этом и говорю, Сигун, - улыбаясь, сказал Локи. - Нет таких проблем, понимаешь? Ты говоришь о необходимом убийстве, но задумайся - я, тяжело раненый и безоружный, совладал с огромным змеем безо всякого меча! Убить словом гораздо легче… и безопаснее для убийцы. Но я говорю тебе, что убийство не может быть необходимым. Знаешь ли ты, что я убил своего брата, когда думал, что это необходимый и единственный способ предотвратить пришествие Христа на наши земли?
   - Ты убил Бюлейста? - не веря, переспросила Сигун.
   - Да, - коротко ответил Локи, дернув щекой, и Сигун поняла, что от него она не узнает подробностей этого темного дела. - И что же? Улав, конунг Норвегии, принял христианство пять лет назад. Свен, мой друг, и остальные, кто остался верен нам, богам своих предков, изгнаны из родной страны и кое-как перебиваются на бесплодных землях Исландии!
   - Я слышу обо всем об этом в первый раз, - задумчиво сказала Сигун. - Но, Локи… Никто не гибнет зря. Да и люди, торгующие рабами, вряд ли захотят сами стать ими. Этот твой Свен и другие люди, которые отказались принять чуждую им веру… Они знают об опасности, они предупреждены. У них и у нас теперь есть небольшая отсрочка, а это иногда значит очень много. Я думаю, им удастся сохранить себя, а также своих богов и свои песни - они запишут их. И спустя века люди снова вспомнят о нас.
   Локи глядел на Сигун, погруженную в собственные мысли, и в сердце его помимо воли зашевелилась надежда и желание поверить, что она права. Локи хорошо знал свою жену, да и сегодня ночью он в очередной раз убедился, что при всей своей внешней простоте она не уступала в мудрости и способности предвидеть будущее даже ему самому.
   - Ты знаешь, кого эти огольцы выбрали в покровители своего острова? - усмехнувшись, спросил он. - Ну понятно там, орла, дракона… и великана с факелом.
   - Вот видишь, - обрадованно улыбнулась Сигун. - Люди верят в тебя, Локи…
   Громко и тревожно хлопнул ставень под внезапным резким порывом ветра.
   - Поднимается ветер - это Гунвальд возвращается! - встревоженно закричала Сигун, опомнившись и выглянув в окно. - Прячься, Локи!
   Локи поспешно вскочил, оставив меч на столе.
   - Сюда, сюда! - Сигун отогнула одну из занавесей, за которой оказалась вместительная ниша. Она сунула Локи кольчугу, которую все еще держала в руках.
   - Одень ее, ради твоей безопасности, прошу тебя! - воскликнула она, бросаясь к столу за мечом. - Ах, Локи, ты меня погубишь!
   Снаружи раздался громкий стук в ворота и голос Гунвальда:
   - Сигун, открывай! Это я!
   - Иду - иду! - крикнула Сигун, подавая Локи меч. - Ну, на всякий случай, возьми его, Локи!
   Она задернула занавес, спрятав его, опустила другой, за которым был шкаф, убрала со стола второй прибор, поставила на стол кувшин с пивом и бросилась открывать. Пока никого не было, Локи проделал в занавесе две аккуратные две дырочки на уровне глаз.
   - Ты будешь завтракать? - спросила Сигун, входя. - Есть копченая рыба, пиво, хлеб, сыр…
   - Мне все равно, подай что-нибудь, - сказал Гунвальд, появляясь вслед за ней. Локи прильнул к занавесу.
   - А он не изменился, - прошептал Локи.
   Гунвальд был мощным жилистым стариком с длинной седой бородой. Его лицо, изрезанное морщинами, было обманчиво спокойно, каким бывает только океан перед бурей. На нем были тяжелые доспехи старинной работы, выполненные в виде панциря морской черепахи, украшенные изумрудами и несомненно заговоренные, и бархатный плащ цвета морской волны с вышитым разноцветным шелком изображением играющего морского змея - обычная одежда морских волшебников. Гунвальд остановился у дверей, тяжело опираясь на инкрустированный серебром массивный дубовый посох с огромным изумрудом и ожидая, пока Сигун соберет на стол.
   Увидев посох, Локи тихонько присвистнул. Ему было известно, каким страшным оружием в бою является волшебный посох.
   - Дело будет нелегким, если придется сражаться в открытую, - пробормотал он. - Эх, если бы Сигун догадалась подсыпать старику какой-нибудь яд в пиво! Все было бы так просто, чинно и благородно. Но она слишком прямодушна для этого, а жаль!
   - Кто здесь? - вскинулся Гунвальд. Локи прикусил язык.
   - Здесь никого нет, Гунвальд, - сказала Сигун. - Тебе после своих сражений уже всюду мерещатся враги. Садись же, ешь.
   Гунвальд грузно опустился за стол, взял немного хлеба и сыра и принялся за еду. Отсутствующее выражение его лица ясно показывало, что с тем же успехом он мог жевать и камни.
   - А старик здорово вымотался, - заметил Локи шепотом. - И чем-то сильно расстроен. Интересно, что же случилось?
   Неожиданно резким движением Гунвальд смахнул все стола, и еда полетела на пол. С прощальным звоном обрушился кувшин с пивом.
   - Что случилось, Гунвальд? - спросила ошеломленная Сигун, и потрясенный Локи увидел на глазах волшебника слезы. - Сыр слишком кислый?
   - Рагнар, мой мальчик! - воскликнул Гунвальд. - Он был мне как сын… да он и был моим сыном. А теперь он лежит там, на берегу, и вороны раздирают его тело!
   - Свен тоже был отдаленным потомком Нарви, моего сына, - заметил сам себе Локи. - Кровь за кровь…
   - Ты никогда мне об этом не рассказывал, - сказала Сигун. - Так, может, достать то старое вино из Нормандии? Ты говорил, что с ним не страшно встретить любое горе.
   - Сигун, умница моя, - улыбаясь сквозь слезы, сказал Гунвальд. - Ты одна всегда меня понимала. Конечно, достань его! И… у тебя нет еще копченой рыбы? Я знаю, ты всегда восхитительно ее делаешь.
   Сигун засуетилась, убирая черепки и доставая вино.
   - Не надо, сядь, побудь со мной, - сказал Гунвальд, поймав ее за руку. - Ты всегда дразнила и ругала меня, но на самом деле ты единственная, кто любит старика Гунвальда, я знаю…
   - Как это произошло? - спросила Сигун, присаживаясь рядом с ним и вытирая со стола.
   - Не знаю… - покачал головой тот. - Стоит ненадолго отлучиться, и эти проклятые боги готовы разнести в щепки все, чем ты дорожишь!
   - Ты сказал боги? - переспросила Сигун, доставая кружки и разливая вино. - Ты видел убийцу, но не решился сразиться с ним?
   - Нет, - отрицательно мотнул головой Гунвальд. - Но я знаю, кто это сделал, так же точно, как если бы я его видел! Это Локи, презренный лживый бог!
   - Но… почему ты так уверен? Локи ведь обычно старается не появляться в этих краях. К нам чаще заглядывает Тор, а они с ним не очень-то ладят. Или ты заманил его сюда и натравил на него Рагнара? Ты вроде что-то говорил об этом.
   - Послушай, Сигун, - сказал Гунвальд, отхлебнув из кружки. - Я знаю, что я говорю! Я его сюда не заманивал. Я конечно, не бог, но я все-таки не дурак! Морские змеи - беззащитные дети перед этим отродьем Одина, уж я-то его знаю!
   - Не такие уж они дети, - заметил Локи сам себе. - Или, может, Рагнар как раз терял свои молочные зубы?
   - Если бы он был разорван, разрублен на куски, я бы знал, что это сделал Тор, - продолжал тем временем Гунвальд. - Но Рагнар погиб иначе! Кто-то завлек его в прибрежную пещеру и перешиб ему хребет камнем. А наверху, на козырьке над навесом, я видел следы крови, и уж поверь мне, ее запах я не перепутаю ни с чьим другим! Это была кровь Локи. Судя по всему, он был тяжело ранен. Рагнар славно потрепал его, прежде чем тому удалось открыть свой поганый рот и заморочить ему голову! И только это меня утешает, да, только это! Хотя на самом деле я думаю, что Рагнар просто задел его хвостом, когда извивался в агонии, сдавил так, что у него лопнули кости, и швырнул куда-то в наш лес.
   - Локи умеет зачаровывать морских змеев? - удивилась Сигун. - Вот уж не знала.
   - В волшебном искусстве он полный профан, - поморщившись, сказал Гунвальд, отпивая из кружки. - Дай-ка мне вот ту рыбку… Язык - вот его главное оружие! Не знаю уж, что он наплел бедному Рагнару. Как ему удалось выманить несчастного на сушу? Ведь он ненавидел передвигаться по земле и старался никогда, ни при каких обстоятельств не покидать моря! Даже в самый сильный шторм, когда в море оставаться просто опасно, потому что волны могут выбросить змея на берег и расплющить его об скалы, он и то старался занырнуть поглубже, но не выползать на отмель, как это делали все его братья.
   - Но, кажется, я знаю, как он сделал это, - продолжал Гунвальд. - В теле Рагнара я нашел чей-то труп. На этом человеке был плащ, который, как говорят, недавно подарил Локи один из великанов юга, по имени Прометей. В его обязанности тоже входило наблюдение за тем, как люди пользуются даром огня. Он тоже был где-то там прикован и подвергался постоянной пытке, как и Локи, и подарок был сделан в знак благодарности, что ли. Локи освободил его, когда был там. Перепутать невозможно - на плаще изображена птица, которая живет в огне. Рагнар убил неизвестного в этом плаще незадолго до собственной смерти, тело не было переварено. Этот негодяй и трус не стал сражаться с ним в честном бою, а подговорил кого-то из своих дружков изобразить себя, и заманить Рагнара в пещеру. Конечно, он уверил его, что это абсолютно безопасно! А когда тот проглотил несчастного глупца, Локи завалил змея сверху камнем.
   - Да, кто утратил доброе имя - тот ничего не утратил, - пробормотал Локи за занавесом.
   - Я как раз рассказывал Рагнару о Локи, когда был у него последний раз, - с горечью сказал Гунвальд. - Предостерегал его не связываться с этим проходимцем. И вот, как накликал…И главное, зачем? У нас с ним старые нелады, это разговор отдельный, но чем ему помешал Рагнар? Что он ему мог сделать?
   - Действительно, ничего! - ухмыльнулся Локи.
   - Но я все равно найду его! С такими ранами он не мог уйти далеко. И я отомщу, клянусь богами, я жестоко отомщу!
   - Если ты ищешь Локи, - сказал тот, отбрасывая занавес. - То я здесь!
   - Я так и думал! - воскликнул Гунвальд, вскакивая. - Защищайся, подлец!
   Размахивая посохом, он бросился на Локи, но увидев его меч, остановился и побледнел.
   - Только не здесь! - вмешалась Сигун. - Вы мне здесь все зальете кровью. Охота драться - идите во двор.
   - Ах, Сигун, Сигун! - вздохнул Гунвальд. - Локи, послушай…
   - Я уже достаточно слушал тебя! - отрезал Локи. - Кажется, ты мой язык назвал поганым? О чем же нам с тобой разговаривать? Ты пойдешь во двор, как тебя попросила Сигун, или мне убить тебя здесь?
   - Хорошо! - воскликнул Гунвальд, и они мгновенно оказались во дворе замка. - Послушай, пока нет Сигун, выслушай меня…
   - Ты назвал меня трусом и подлецом, не считая других мелких комплиментов, - невозмутимо сказал Локи. - А за такие слова отвечают! Ты будешь защищаться?
   - Да чтоб тебя забрали тролли! - заорал Гунвальд, наконец рассердившись. - Ладно, я буду драться!
   К тому моменту, когда Сигун выбежала во двор, стремительно промчавшись по всем извилистым переходам замка, безоружный Гунвальд уже стоял на коленях перед Локи, и из глубокой раны на его животе через разрубленные доспехи сочилась кровь.
   - Убей его, Локи! - закричала она еще издалека, опрометью бросаясь к ним. - Скорей!
   Локи, держа меч обеими руками, медленно стал отводить их для удара.
   - Этот меч дала тебе Сигун, верно? - прохрипел Гунвальд. - И он сделан из зуба морского змея?
   Горячая волна ударила в грудь Локи, и он ощутил, как у него подгибаются колени. Впрочем, он давно ожидал чего-либо в этом роде, и почувствовал даже нечто вроде облегчения.
   - Говори, - приказал он, опершись на меч.
   - Она разве не говорила тебе, что она заколдована, и чары спадут с нее только с моей смертью? - спросил Гунвальд.
   - Говорила, ну и что? - недоверчиво сказал Локи.
   - И ты ничего не понял? - усмехнулся Гунвальд. - Ах, Локи, ты бог хитрости и коварства, но она обвела тебя вокруг пальца. Чем меньше человек ростом, тем он хитрее, уж ты-то должен знать. Она, конечно, никогда бы не додумалась до этого, если бы была великаном. Но она … она очень хочет им снова стать, ты понимаешь? И заклятье таково, что если она сама убьет меня, то навсегда останется человеком. Поэтому ей был нужен ты. Хочешь ее - бери, я не буду тебе мешать. Но в это твоих собственных интересах, чтобы я жил! Зачем она выманила нас во двор? Чтобы не пораниться о замок, когда ты убьешь меня и она превратится в великана. Послушай, только она знала, что меня можно убить мечом из зуба морского змея. Это клык Рагнара, я правильно понимаю?
   - Да, - задумчиво сказал Локи. - Да.
   В воздухе раздался свист, и Локи, пружинисто развернувшись, отбил удар. Он думал, что это дротик, но это оказался нож, то же сделанный из осколков клыка Рагнара.
   - Это правда, Сигун? - спросил он у подоспевшей запыхавшейся жены, хотя еще ночью знал это. - Рагнар тоже говорил мне о посланнике Гунвальда, но я тогда не понял. Это была ты? Это ты натравила его на меня? Из-за этого погиб наш единственный наследник, которым я мог гордиться! Человек, который шел за мной, когда думал, что я веду его на верную смерть! Я поменялся со Свеном плащом незадолго до того, как Рагнар увидел нас. Я хотел, чтобы он согрелся, и Рагнар убил его! Вместо меня!
   - Не слушай его! - воскликнула Сигун. - Он же пытается спасти свою жалкую шкуру! Я останусь с тобой навсегда… Пока ты сам меня не прогонишь!
   - Вот видишь, Локи? - расхохотался Гунвальд. - Разве ты останешься с возлюбленной-великаном? Ведь ты же, если я не ошибаюсь, больше не можешь расти из-за того, что за долгие века пытки насквозь пропитался ядом?
   - Пока… Пока сам не прогоню? - переспросил Локи. - Я тебя понял, Сигун.
   Широко размахнувшись, он одним ударом снес голову Гунвальду и отвернулся. Раздался страшный грохот, замок начал рушиться. Взметнулся песчаный вихрь, и Локи уперся мечом в землю, чтобы удержаться на ногах. Смерч взвыл в последний раз и ушел в сторону моря.
   - Я сделал, что ты хотела, Сигун, - глотая слезы и улыбаясь, сказал Локи. - Ты свободна. Или ты, как тогда, хочешь подбросить меня вместо мяча на прощанье?
   - Локи… - раздался сзади и сверху голос Сигун.
   - Я не сержусь на тебя, - сказал он, глубоко дыша и стискивая зубы, чтобы сдержаться. "Никогда у меня не было истерик. Кажется, пора начинать знакомиться и с этой стороной жизни. Но только не сейчас", - мрачно подумал он. - Оно того стоило. Я мечтал об этом с тех пор, как мы с тобой расстались. И я тебя понимаю. Ты снова хотела стать собой, правда? Ради того, чтобы снова стать собой, можно пойти на все. А теперь уходи.
   - Но взгляни же на меня! - воскликнула Сигун. - Если ты захочешь, я после этого сразу же уйду, клянусь всеми богами!
   - Я не хочу, - покачал головой Локи. - Я боюсь. Я жалок, я понимаю это. Кто я? Одураченный любовник. А ты - умный, хладнокровный и сильный великан. Не надо, я и так достаточно унижен, Сигун. Я не хочу видеть тебя такой.
   - Ты не хочешь видеть меня такой, какая я есть? - плача и улыбаясь, сказала Сигун. - Но взгляни же на дело своих рук!
   - О боги, за что мне это? - почти простонал Локи и резко обернулся, заранее прикрывая глаза ладонью, чтобы его не ослепило солнце, когда он посмотрит наверх. Сердце его стукнуло в последний раз и провалилось куда-то в желудок. Прямо за ним, на холме стояла Сигун, и она была ничуть не больше обыкновенной женщины.
   - Просто замок то же был создан при помощи колдовства, - сказала Сигун. - Раньше здесь была очень возвышенная, неровная местность, а сейчас все вернулось в исходное состояние. Вот меня на этот холм и подняло.
   - Что это? - у Локи опустились руки. - Ты… ты осталась человеком? Но почему? Гунвальд солгал мне?
   - Нет, он сказал правду, - сказала Сигун. - Просто я поняла, что ты - моя жизнь, и я всегда буду собой, лишь оставшись с тобой.
   Локи с облегчением развел руками: - Что только любовь не делает с людьми!
   - Локи, ты обещал… - счастливо улыбаясь, сказала Сигун. - Я смертна, и хотя великаны живут долго, большая часть моей жизни уже позади… Всего какие-нибудь лет сто, подумаешь…
   - Я знаю, что я всегда буду жалеть, что это действительно какие-нибудь сто лет, а не тысяча и не десять тысяч, - тихо сказал Локи. - Но, послушай… Я же все-таки не бог любви…
   - Это не имеет значения, - сказала Сигун. - Ты - мой бог.
  
  
  
  
  
   См. "Яблоки Идуны", "Бог свободных людей"
   Огромный волк, сын Локи, несущий гибель всем богам.
   Великанша, мать Фенрира
   См. "Бог свободных людей"
   Место, где Локи был пойман богами и наказан за смерть Бальдра - связан кишками своего сына Нарви, а над лицом его была повешена змея, чтобы яд из ее пасти капал прямо на лицо Локи. Сигун осталась с ним и держала нал лицом мужа чашу, чтобы уберечь его от яда. Но когда чаша наполнялась, Сигун удалялась вылить яд, а Локи терпел невыносимые мучения, потому что яд капал постоянно.
   "Песнь о Трюме", "Старшая Эдда".
   Здесь имеются в виду брат Локи Бюлейст и Свен Ильвинг.
   Бог войны и правосудия.
   См. "Яблоки Идуны".
  

* * *

  

21.07.2000-24.07.2000

 

 


***Примечание. Тем, кто хочет узнать о Локи больше, рекомендую сайт http://lokitemple.narod.ru/modern/writings.htm

 

© Кузнецова М. А.

Об авторе

 

 

::  СОДЕРЖАНИЕ
 
  • Вернуться на главную
  • О Норвегии в целом: климат, Лофотены, национальная валюта, новости
  • Собираемся в Норвегию
  • Бланки виз и др. документы
  • Заметки о жизни в Норвегии
  • С ребенком в Норвегии
  • Фьорд культуры
  • Магазины
  • Путешествия и отдых
  • Замужем в Норвегии
  • Традиции и праздники
  • Рестораны и кафе, рецепты
  • Домашние животныe
  • Медицина
  • Жилье
  • Связь (почта, телефон, интернет)
  • Библиотека
  • Транспорт, транспортные карты, карты города, расписания
  • Форум
  • Прислать статью
  • Прислать замечание
  • Не очень позитивная информация о Норвегии
  • Администрация сайта
  • Дисклеймер
  •  

    ::  ВЕДУЩИЙ РУБРИКИ
     

     

    Вакантно

    Заявка:

    Ваше имя

    E-mail

     

     

    ::  РАНЕЕ ОПУБЛИКОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ
     
  • Библиотека
  • Использование текстового и графического материала сайта разрешается только после письменного согласия Nyinorge.kulichki.com. По всем вопросам обращайтесь: nyinorge@kulichki.com. Сайт обновлен 02-Jul-2003
    All Content © 2002-2003 NYINORGE

    This page is powered by Blogger. Isn't yours?